А БЫЛ ЛИ ВЫБОР?

Многими представителями оппозиции, в частности правой, принято считать, что любые выборы при клептократическом режиме Путина – это не выборы, это непременные фальсификации, админресурс, карусельщики, подневольные бюджетники, приписанные голоса, вбросы и прочие нарушения. А значит участвовать в них в качестве кандидата или избирателя бесполезно и даже стыдно. Мол, выбора нет и не будет, пока власть не сменится. Дескать, что «мы можем (?), нас же меньше, чем пофигистов и терпил, зомбированных ватников и крымнашистов».

Однако, если судить по целому ряду районов Москвы, прошедшие 10 сентября выборы муниципальных депутатов показали, что не относящиеся к «партии власти» и её парламентским сателлитам оппозиционные кандидаты, одержали победу или серьёзно потеснили запутинских паразитов.

По результатам голосования совершенно очевидно, что кандидаты в той или иной степени удалённости и приближённости по политическим взглядам к националистам, взяли мандаты на самом близком к избирателям уровне – в родном или хорошо знакомом дворе, квартале, районе. И победили они не благодаря каким-то связям и «договорённостям» – последние годы становится всё сложнее фальсифицировать результаты местных выборов в Москве – а благодаря сплочённости сторонников вокруг местных районных активистов, благодаря привлечению близкомышленников, отлаженной работе волонтёров.

Нынешняя власть не сменится сама по себе. И «гнилостная среда» наоборот для неё «питательна», это залог её продолжительного паразитарного существования. Особенно без противостояния со стороны противников клептократии. Но воровская власть постепенно сдаёт свои позиции под натиском, в том числе районных гражданских активистов, начиная с самого «первого этажа» общественного мнения – с муниципального уровня. Ворьё и жульё, что называется, виднее под окнами, там, где многие друг друга знают. Поэтому на этом ярусе общественного бытия проще склонять на свою сторону население и наказывать мелкое чиновничество, наступая шаг за шагом, вытесняя двор за двором, район за районом.

Открыто выражающие свои националистические взгляды пока не стали муниципальными депутатами. Тем не менее, в Москве места мундепов заняли целые команды тех, кого не устраивает безвизовый режим со странами-экспортёрами радикального ислама и наркотиков, феодально-байского образа жизни и бесправной низкоквалифицированной рабсилы.

Эти муниципальные депутаты не намерены мириться с одним главных мигрантонанимателей – мошеннической структурой под названием ГБУ «Жилищник», у которой по сумме претензий, заведённых уголовных дел за очевидные растраты средств из бюджета и от оплачивающих коммунальные услуги, есть все шансы быть изгнанной из районов, где победили те, кто не намерен мириться с путинской системой на самом низовом и уязвимом её уровне.

И в сентябре 17-го муниципальные выборы не закончились. В новоприсоединённых к столице территориях они намечены на следующий год. Новомосковский и Троицкий округа за 5 лет ещё не стали Москвой, но уже утеряли многие плюсы подмосковной жизни. Наступающая многоэтажная уплотнительная застройка и не поспевающая за ней инфраструктура, ценовой произвол поставщиков коммунальных услуг и поливалки во время дождя, приток мигрантов из республик Закавказа и Средней Азии, варварское отношение к местной экологии со стороны чиновников-едросов и хозяйничанье недавно приехавших чужаков – те болевые точки, которые тревожат местных жителей и на которые можно и нужно нажимать кандидатам от правой оппозиции. Участие в минувших выборах оппозиционеров правых взглядов - это важный этап, неоценимый и зря недооцениваемый некоторыми урок в борьбе против узурпаторов власти и оккупантов.

Лидеру КНС Москвы, самовыдвиженцу Владимиру Бурмистрову, одному из немногих в Москве, кто не скрывает свои националистические взгляды на фоне других кандидатов, пришлось вместе с командой волонтёров столкнуться с целым рядом непреодолимых «подводных камней», которые подложила неизбираемая власть, не желающая, чтобы её контролировали не представители парламентских партий.

Предвыборный процесс, даже в ужато-урезанном виде, который уже стал нормой последние годы, был фактически отменён. Воровская неизбираемая власть делала всё, чтобы явка была рекордно минимальной. Судя по билбордам, информационным стендам и афишным тумбам выборов в Москве не должно было быть и даже не намечалось. Под запретным для «недозволенной агитации» стеклопластиком рядом с подъездными дверьми было что угодно – реклама собачьих приютов и языковых курсов, - но только не информация о местных выборах и баллотирующихся не от «Единой России». Наклеенные плакаты и листовки с информацией о кандидатах избирательно срывались дворниками-гастарбайтерами, в то время как частные объявления оставались висеть. «Единая Россия» устраивала агитацию по телефону через колл-центр и с помощью работников социальных служб в квартирах престарелых даже в «день тишины» и непосредственно во время выборов. Агитматериалы едросов с изображениями Путина продолжали висеть в стенах школ 9-го и 10-го сентября.

Агит-кубы, уличные собрания, общение с потенциальными избирателями, активная агитация в т.н. «общественных местах» в Ломоносовском районе запрещены под угрозой снятия с выборов - согласно каким-то мутным «местным постановлениям». Однако это не помешало Бурмистрову и команде волонтёров из числа соратников и сторонников Комитета «Нация и свобода» устраивать собрания жильцов в специально отведённых местах и в разрешённое время в школах и других административных зданиях, общаться с избирателями поквартирным обходом, решать проблемы с неработающими несколько недель лифтами и брошенным ремонтом детских площадок, трясти зарвавшихся «местных» чиновников и коммунальщиков. Остальные кандидаты в своей массе, за исключением вошедших в гудковскую коалицию, не проявляли никакой активности, игнорируя возможность общения с избирателями. Значительная часть которых в свою очередь проигнорировала выборы, предпочитая провести предпоследние тёплые выходные года на даче.

Многим узнавшим о предстоящих выборах лишь из листовок и плакатов с изображением Владимира Бурмистрова не удалось проголосовать досрочно, не в воскресенье, а в другой день. Для открепительных требовались «весомые аргументы» в виде командировочных удостоверений или свидетельств о смерти с билетами на самолёт или поезд дальнего следования.

Недостаточный для безусловной победы процент голосов за Бурмистрова нельзя списать на недостаточную активность волонтёров, но их было явно недостаточно. Как и средств на проведение выборной кампании, которая была «связана по рукам и ногам» временем, отведённым на её проведение.

Выборами (по крайней мере – то, что им предшествовало) это нельзя назвать, но выбор был, это нельзя не признать. Выбор участвовать в качестве кандидата, волонтёра, избирателя и наблюдателя. Выбор того, кто старается в офлайне, на улице изменить общественное мнение и статус-кво, шаг за шагом, голос за голосом.

К. Ясенин,
координатор внешних связей
московской Лиги Комитета "Нация и Свобода"

Источник: Комитет "Нация и Свобода"

Authors

*

Top