Антибольшевистское повстанчество в Иркутской губернии

2186911_original

fkw2fwp2hz4В январе – феврале 1920 года произошло падение белой колчаковской власти в Иркутской губернии и восстановление большевистской власти. Приход к власти большевиков был встречен многими слоями населения с энтузиазмом, многие крестьяне, соблазнившиеся на большевистскую пропаганду, рассчитывали на то, что приход новой власти удовлетворит их социальные нужды, избавит их от непосильных налогов и мобилизаций. Однако, осуществление мероприятий большевистской власти на практике очень быстро вызвало горькое разочарование среди крестьян, вместо ожидаемой свободной жизни в их глазах предстала ранее неведомая им тоталитарная власть со всеми присущими ей атрибутами.

После окончательного установления своей власти большевики приступили к проведению мероприятий по обобществлению производства и установлению полного контроля над всей хозяйственной деятельностью. Была проведена национализация промышленности, установлены твердые цены, аннулированы сибирские деньги, установлены государственные повинности в виде продовольственной разверстки. Помимо разверстки большевики обложили крестьян ещё и транспортной повинностью, а также начали проводить массовую мобилизацию мужчин 1899 – 1900 годов в Красную армию на борьбу с Польшей и Врангелем.Крестьянство было глубоко возмущено разверсткой, оно не понимало большевистской налоговой политики. Всего в губернии по разверстке было собрано более 3 миллионов пудов хлеба(при урожае в 6,8 млн. пудов), 220 тысяч пудов картофеля, 1150 тысяч пудов сена (Очерки Иркутской организации КПСС Часть II, книга 1, Иркутск 1976, с. 24) . Такая разверстка лишала крестьян половины имеющегося у них продовольствия, и ложилась на них очень тяжким бременем.
Ещё больше крестьянство негодовало на бесхозяйственную политику большевиков при проведении разверстки, так как причитающиеся за развёрстку предметы первой необходимости крестьяне не получали, а изъятые у крестьян по развёрстке продукты гнили на ссыпных пунктах (ГАНИИО, Ф. 1, Оп. 1, Д. 24, Л. 17 ).

С началом уборки урожая осенью 1920 года и начавшейся в связи с этим новой продкампании терпение крестьян окончательно лопнуло. Новая продовольственная кампания вызвала целую волну крестьянских восстаний.

Крестьянское антибольшевистское повстанческое движение было гораздо более широким, нежели партизанское движение в губернии против власти Колчака. Следует также отметить, что если партизанское движение против власти Колчака в Иркутской губернии проходило в основном в районах проживания крестьян переселенцев, то антибольшевистское повстанческое движение в губернии охватило в основном районы проживания крестьян старожилов.

Крестьянские антибольшевистские восстания произошли в Балаганском и Черемховском уездах. В Черемховском уезде в ночь на 21 октября 1920 г произошло восстание крестьян под руководством хорунжия Ермакова и начальника местной милиции Васильева. Число повстанцев составляло до 500 человек (ГАНИИО, Ф. 1, д. 38, л. 65) . На подавление этого восстания двинулись красные отряды местной милиции и частично красноармейцев общей численностью около 350 штыков и 120 сабель (Шишкин В. И. Сибирская Вандея. Документы. В 2-хт. М.: МФ «Демократия», 2000 . с 537). После наступления красных большей части повстанцев удалось уйти в Монголию (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 763, Л. 111).
В Балаганском уезде крестьянские восстания в октябре 1920 года охватили Евсеевскую, Тихоновскую, Осинскую и Ново – Удинскую волости, Ангарский аймак и др, общая численность повстанцев составляла до 2000 человек. Восстаниями в этих районах руководили преимущественно унтер – офицеры, выступившие против насильственной мобилизации, так в Евсеевской волости восстанием руководил унтер – офицер Дмитрий Донской (Донской Дмитрий Павлович (1891 – 1923) из бедняков заимки Донской Евсеевской волости, участник Первой мировой войны). , в Осинской волости крестьянское восстание проходило под руководством братьев Черновых (В. И. Шишкин Сибирская Вандея. Документы. В 2-хт. М.: МФ «Демократия», 2000, с. 568) . На подавление этих восстаний были брошены Особые отряды 35 – й дивизии 5 – й Красной армии. Пользуясь преимуществом в организации, красные отряды без труда подавили восстания и заставили повстанцев уйти в лес (Там же с. 576 - 577).

После подавления очагов восстания в октябре – ноябре 1920 года большевики Иркутской губернии больше не придавали серьёзного значения повстанчеству, они легкомысленно посчитали, что повстанчество больше никакой угрозы для них не представляет. Из районов деятельности охвативших восстания были выведены все крупные воинские силы, в январе – феврале 1921 года из Балаганского уезда были отозваны все находившиеся воинские части, кроме небольшой части Внус и отряда Предгубкомдезертира. Беспечность большевиков позволила повстанцам оправиться от удара, нанесенного им большевиками во время подавления восстаний, отсидеться зимой, зализать раны и вновь приступить к активным действиям. Мелкие партизанские отряды Балаганского уезда стали постепенно объединяться под командой самого харизматического и успешного деятеля повстанцев унтер – офицера Дмитрия Донского.
С конца января 1921 года в Балаганском уезде стал действовать объединенный повстанческий отряд под руководством Донского, начальником штаба в отряде был Виктор Чернов. Повстанцы сменили тактику, вместо больших плохо организованных отрядов повстанцы стали разделятся на более мелкие отряды. Видя свою неспособность справиться с крупными и хорошо вооруженными красными отрядами повстанцы перешли к борьбе с мелкими красными отрядами, численностью до 10 – 15 человек, а от столкновения с крупными красными частями повстанцы решили уклоняться и при их приближении скрываться. Первые действия повстанцев были очень успешными. 30 января 1921 года у горы Шаманки отряд Донского напал на отряд Внус, следовавший из Иркутска, где по халатности командира последний был уничтожен, повстанцам удалось пополнить свои ресурсы патронами, оружием и проч. Далее Донской возвращается в район Евсеево, где произвёл ряд разоружений мелких частичек продотрядов (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 666, л. 32).

Отмена большевиками продразверстки в марте 1921 года и замена её продналогом не привела к существенному снижению недовольства крестьян властью большевиков, крестьянство было недовольно высокими ставками продналога. В свободной торговле крестьянство не видело серьезного облегчения, так как хлеб продавать можно свободно и сколько угодно, а купить на рынке нечего, фабрикатов нет (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 736, л. 18). Поэтому в этот период по всей губернии продолжало разрастаться повстанческое движение.

В июне 1921 года повстанчество достигло своего пика, по губернии действовало до 20 повстанческих отрядов, разбитых на группы от 20 до 150 человек общая численность всех повстанцев достигла более 1000 человек. Крупные повстанческие отряды оперировали в большинстве уездов Иркутской губернии (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 736, л. 111).
Красным побороть повстанцев было очень трудно. Практически все повстанцы были на лошадях, так как население их всех снабдило лошадьми, поэтому они имели преимущество в скорости и могли беспрепятственно уходить от преследования красных отрядов. Пехотные части красных бессильны были в борьбе с повстанчеством (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 763, л. 42).

Используя численное превосходство, повстанцы всё чаще идут на стычки с красными отрядами. Так 18 апреля 1921 года около 120 повстанцев повело наступление на село Тымерей, где находился кавалерийский отряд Силаева. Повстанцы старались всячески вызвать панику среди красных, проводя обстрел их позиций с помощью небольших групп пробравшихся в тыл. Только с подходом к красным помощи в виде частей 120 бригады повстанцам пришлось отступить. (Там же л.22).

Помимо стычек с красными отрядами главной тактикой повстанцев были налёты на населённые пункты и уничтожения в них всех коммунистов и сочувствующих Советской власти. Очевидно, что грабительская политика коммунистов по отношению к крестьянству, а также тот факт, что многие члены комячеек были людьми безнравственными, подчас с тёмным прошлым, вызвала острую ненависть повстанцев к коммунистов. Поэтому борьба повстанцев с коммунистами велась со зверской жестокостью. Повстанцы, при помощи сетей контрразведки, всячески следили за коммунистами, составляли списки наиболее рьяных из них и тех, кто больше всего причинил страданий крестьянству. При появлении повстанцев в селе все находящиеся коммунисты уничтожались (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 763, л. 16).
В своей деятельности повстанцы всячески стремились подорвать не только советскую власть на местах, но и всю её экономическую основу. Повстанцы постоянно призывали крестьян не платить коммунистам никакие налоги. Повстанцы также разгоняли мобилизованные гужевые повозки крестьян, местные власти признавали, что деятельность повстанцев может сорвать снабжение Бодайбинского и Киренского уездов (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 763, л.37). Помимо этого повстанцы нападали на ссыпные пункты и потребсообщества и забирали себе всё имеющееся в них продовольствие и промтовары. Некоторые действия повстанцев носили диверсионных характер, они нередко совершали порчу железнодорожных путей, уничтожали телеграфные линии (ГАИО Ф. Р – 868,оп.1 д 88, л. 9), нападали на военные обозы с боеприпасами (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 1081, л. 45) и т.д. Нередко повстанцы действовали под видом коммунистов и красноармейцев, так в июне 1921 года повстанцы под видом красноармейцев с нашивкой красной звезды, убили коммуниста, показав партбилет (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 666, л. 86).
Вооружены повстанцы были оружием всех систем, в их арсенале были помимо берданов, трёхлинейные винтовки русского и японского образца, имелись пулемёты Шоша. Однако полностью обеспечены оружием были далеко не все повстанцы, винтовок и боеприпасов не хватало (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 763, л. 50).

Самым наиболее авторитетным лидером среди повстанчества Иркутской губернии был Дмитрий Павлович Донской. Его отряд был самым многочисленным, помимо Балаганского уезда отряд Донского действовал во многих местах губернии. Отряд Донского носил название «Крестьянский повстанческий отряд защиты прав трудящихся» и имел печать со знаком серп и меч (Там же Л. 32 - 33).

«Крестьянский повстанческий отряд защиты прав трудящихся» имел чёткую военную иерархию и дисциплину. Он делился на дивизионы 1 – й и 2 – й дивизионы, а дивизионы делились на эскадроны. Во главе повстанческого отряда стоял штаб, начальником которого являлся Донской .

Свои политические надежды повстанцы связывали с армией барона Унгерна в Монголии. Еще весной 1921 года от «Крестьянского повстанческого отряда защиты прав трудящихся» были посланы делегаты в Монголию к барону Унгерну с пакетом (Там же Л. 14 - 15). Можно сделать предположение, что после этого повстанцы подчинились барону. Об этом говорит тот факт, что они стали получать от него приказы, так в апреле повстанцы получили приказ Унгерна о слиянии мелких отрядов в крупные. Однако следует отметить, что все – таки повстанцы с недоверием относились к белому офицерству, попадая в повстанческий отряд белые офицеры не получали командных должностей (ГАНИИО, Ф. 1, оп. 1, д. 763, л. 50 – 51.).

Дальнейшее рост повстанчества грозил парализовать всю советскую работу в деревне и отрезать центральную власть от других районов. Понимая это, большевики приступили к решительной и жесткой борьбе с повстанчеством. В сентябре 1921 года для борьбы с повстанчеством было образовано Губернское Военно – Политическое Совещание.

Специальными комиссиями реквизировалось всё имущество членов семей повстанцев и их пособников. Все кто оказывал помощь повстанцам, подвергались судебному преследованию. Члены семей повстанцев брались в заложники. Для суда над пособниками повстанцев действовала выездная сессия Ревтрибунала (Там же л. 24).

Одновременно с этим большевики объявили широкую амнистию всем добровольно явившимся повстанцам (Там же л. 51).
Всем красноармейским частям в сентябре 1921 года было приказано в кратчайшие сроки ликвидировать повстанчество. В борьбе с повстанцами стали применяться специальные Части Особого Назначения(ЧОН). В результате всех этих решительных мер красных в октябре 1921 года повстанчество было локализовано. Население в связи с репрессивными мерами больше не оказывало повстанцам поддержки (ГАНИИО Ф. 1, оп. 1, д. 763, л. 67).

Несмотря на локализацию повстанчества полностью справиться с ним большевики не могли ещё долгое время. Причина заключалась в том, что политика большевиков продолжала создавать почву для дальнейшего разрастания повстанчества. Большевики пошли на дальнейшие уступки крестьянству, снижение налогов в 1923 – 1924 гг позволило устранить острое недовольство крестьян к большевистской власти.

Постепенно большевики начинают одолевать повстанцев и уничтожать их предводителей. В декабре 1921 года захвачен и расстрелян Виктор Чернов. В марте 1922 года захвачен один из предводителей Голуметьского восстания Васильев. В 1923 году был уничтожен самый харизматичный из лидеров повстанцев Дмитрий Донской. Остальные отряды были ликвидированы к 1926 году ( ГАИО, Ф. Р – 145, оп. 1, д. 202, л. 1 - 2).

Повстанчество в Иркутской губернии носило массовый характер, имело поддержку большей части населения губернии, всего в повстанческом движении приняло участие более 4000 человек, повстанцы были почти во всех уездах. Несмотря на своё поражение, повстанческое движение заставило большевиков считаться с мнением деревни, основные социалистические преобразования большевистской властью были отложены. Полную социализацию деревни большевики смогли осуществить лишь в годы коллективизации и раскулачивания.

В.И., соратник Комитет "Нация и Свобода" Иркутска

Источник: Комитет "Нация и Свобода"

Authors

*

Top