Большая ложь о великой войне

Один из самых важных вопросов послевоенного периода, ответы на который старательно замалчивала или извращала советская, а сейчас путинская пропаганда – что послужило предпосылкой и причиной развязывания Второй мировой войны, которая, как известно, началась с вторжения немецких войск на территорию Польши 1 сентября 1939 года?

Пожалуй, первым, кто, опираясь на массу фактического материала, дал исчерпывающие ответы ещё более четверти века тому назад, был ненавидимый российской властью и официальной историографией, бывший офицер ГРУ ГШ СССР, а ныне военный историк и писатель Владимир Резун, издающий свои книги под псевдонимом Виктор Суворов.

Для того, чтобы получить представление о тех процессах, которые явились предтечей и катализатором Второй мировой войны, не надо рыться в библиотеках и архивах – Суворов давно проделал эту титаническую работу и теперь достаточно прочитать хотя бы «Ледокол» – одну из его ключевых книг, разоблачающих советские мифы о Второй мировой войне и, так называемой, Великой Отечественной войне. Выдержки из этой книги я позволил себе вставить в текст по мере изложения материала.

По Суворову отцами теории о необходимости мировой войны, как предвестницы мировой революции, являются классики марксизма Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Авторы «Коммунистического манифеста» не признавали эволюционных путей изменения существующего мироустройства, поэтому призывали пролетариат, как наиболее организованную протестную структуру общества, не предотвращать войны, а наоборот – всячески их инициировать. Для Маркса и Энгельса мировая война желательна и необходима: «Война -  мать революции, мировая война – мать мировой революции». Результатами мировой войны, считал Энгельс, будут: «всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса».

Маркс и Энгельс не дожили до мировой войны, но у них нашёлся горячий поклонник и последователь, профессиональный революционер-фанатик Владимир Ульянов-Ленин, возглавивший банду таких же как он сам циничных авантюристов. Привезенные из Европы в Россию в запломбированном вагоне, эти смутьяны на деньги, полученные от германского Генерального штаба должны были развить бурную пропагандистскую деятельность с целью дестабилизации существовавшего строя и послужить катализатором в деле подготовки и осуществления государственного переворота.

Виктор Суворов:

«Активно выступая за поражение Российской Империи в Первой мировой войне, Ленин в своих речах настойчиво призывал превратить её в войну гражданскую. Пусть враг уничтожит и разрушит страну, пусть свергнет правительство, пусть растопчет национальные святыни – у пролетариата нет отечества. А в разорённой, побеждённой стране куда как легче захватить власть, к которой он так стремился. Итак – пусть сильнее грянет буря!

Выдвигая программу-минимум о захвате власти в одной стране, Ленин не забывает и о перспективе. Для него, как и для Маркса, мировая революция остаётся путеводной звездой. Но, по программе-минимум, в результате Первой мировой войны революция оказалась возможной только в одной стране. Как же потом произойдёт мировая революция? Ленин даёт чёткий ответ: «В результате ВТОРОЙ империалистической войны» («Военная программа пролетарской революции»)».

Иосиф Сталин, сменивший Ленина на посту «вождя мирового пролетариата», был самым прилежным марксистом-ленинцем, поэтому занял в вопросах войны и мира принципиальную позицию, обоснованную его учителями, а несогласных с его доктриной истреблял, руководствуясь им же изобретённой формулой: «Нет человека – нет проблемы».

Виктор Суворов:

«В отношении тех, кто хочет реванша и войны, например, в отношении германских нацистов, позиция Сталина столь же принципиальна: их надо поддерживать. Пусть нацисты и фашисты уничтожают социал-демократов и пацифистов, пусть они начнут новую войну. Всем известно, что следует за большой войной: «Тот факт, что капиталистические правительства фашизируются, именно этот факт ведёт к обострению внутреннего положения в капиталистических странах и к революционным выступлениям рабочих» (Речь на объединённом пленуме ЦК и ЦКК в августе 1927 года). Тогда же Сталин, повторяя Ленина, заявил о том, что Вторая империалистическая война совершенно неизбежна, как и неизбежно вступление СССР в эту войну: «Мы выступим, но выступим последними, чтобы бросить на чашу весов гирю, которая могла бы перевесить» (Собрание соч., том 7)».

Сталин был расчётливым, хитрым, коварным, злопамятным и жестоким – типичный образец правителя тиранического типа. Ему не составило труда за несколько лет, минувших после смерти предшественника, стать абсолютным диктатором огромной страны, а народы её населявшие, превратить в гигантскую массу покорных рабов.

Фанатично преданный идее осуществления мировой революции посредством мировой войны, Сталин, окружив себя подхалимами, сделал всё возможное ради реализации этого дьявольского плана. Для чего, сначала поработив собственный народ, запустил маховик индустриализации, плодом которой стал колоссальный по своим масштабам и производительности военно-промышленный комплекс, выпускавший военную продукцию в немыслимых масштабах.

Что это за зверь такой – индустриализация – и чем она обернулась для народов СССР? Вот как этот процесс описывает Виктор Суворов:

«1927 год – это год, когда Сталин окончательно и прочно занял место на самой вершине власти… 1927 год – это начало индустриализации Советского Союза.

Индустриализация планировалась пятилетками, и первая пятилетка началась именно в 1927 году. Зачем пятилетки были нужны, можно судить по такому факту.

В начале первой пятилетки в Красной Армии было 92 танка, а в конце её – более четырёх тысяч. Но всё же военный крен в первой пятилетке ещё не так заметен. Главное внимание уделялось созданию индустриальной базы, которая затем это вооружение будет выпускать.

Вторая пятилетка это продолжение развития индустриальной базы. Производство вооружений пока не главное. Хотя и о нём не забывает товарищ Сталин – за первые две пятилетки было, например, произведено 24708 самолётов.

А вот третья пятилетка, которая должна была завершиться в 1942 году – это выпуск военной продукции в гигантских масштабах и высокого качества».

Свидетельствует немецкий полковник Гейнц Гудериан, обучавшийся вместе со своими коллегами военному делу в советских учебных заведениях и на советских танковых полигонах и аэродромах, любезно предоставленных Сталиным, поскольку Германия, по условиям Версальского договора, ничего подобного тогда не имела (полученные знания и навыки немецкие офицеры затем с успехом применяли на полях сражений). Так вот… В 1933 году Гудериан побывал на харьковском паровозо-тракторостроительном заводе. Поразили его не трактора и паровозы, а побочная продукция – танки БТ, выпускаемые в количестве 22 штуки в день! Причем танки не какие-нибудь, а конструкции гениального американца Кристи, равных которым не было ни в одной стране мира! В Германии на то время танков вообще не было.

Виктор Суворов продолжает:

«Индустриализация была куплена большой ценой. За неё Сталин платил жизненным уровнем населения, опустив его весьма низко. Сталин продал на внешнем рынке титанические запасы золота, платины, алмазов, ограбил церкви и монастыри, императорские хранилища и музеи… Сталин гнал на экспорт лес и уголь, никель и марганец, нефть и хлопок, икру, пушнину, хлеб и многое-многое другое. Но этого было недостаточно. И тогда в 1930 году Сталин начал кровавую коллективизацию. Крестьян загоняли силой в колхозы, чтобы потом у них даром забирать хлеб…».

Как известно, результатом коллективизации и, так называемого, раскулачивания, начатого двумя годами ранее, явилось разорение миллионов крестьянских хозяйств, выселение «кулацких» семей из их собственных домов, изгнание и полное поражение в правах. В итоге, за несколько лет геноцида было истреблено от 13 до 16 миллионов крестьян – наиболее работящего и продуктивного сегмента населения страны (по официальным данным только голодомор 1932-33 гг. явился причиной гибели: в Украине по разным оценкам от 4,6 до 7,2 млн. человек, 2 млн. в Казахстане и Киргизии и 2,5 млн. в РСФСР). Все остальные крестьяне, которым повезло не попасть в сталинскую мясорубку, были согнаны в колхозы и пребывали там на положении крепостных.

Таким образом, Сталин на примере униженного и частично истреблённого им крестьянства подавил любые оппозиционные проявления и довёл свою власть до абсолюта. Советский народ приступил к строительству «казарменного социализма», а сталинская стратегия «великого перелома» в интересах грядущей мировой революции стала доминирующей. По существу – это была волюнтаристская политика, направленная на скорейшую реализацию планов по наращиванию темпов индустриализации любой ценой, в результате чего страна оказалась на пороге всеобъемлющего экономического кризиса и небывалого падения жизненного уровня населения.

Виктор Суворов:

«В личной беседе с Уинстоном Черчиллем, состоявшейся в ходе визита английской делегации в августе 1942 года в СССР, на реплику Черчилля о том, что советскому руководству на рубеже 20 – 30-х годов в период коллективизации пришлось бороться с «миллионами маленьких людей», Сталин ответил – с десятью миллионами. И после непродолжительной паузы добавил – многие из них согласились пойти с нами, но основная часть была непопулярна, и они были уничтожены своими батраками».

На самом деле Сталину пришлось «бороться» практически со всем крестьянством, т. е. с тремя четвертями населения страны, а под «батраками» он подразумевал головорезов из карательных органов и бойцов РККА, жестоко подавлявших любые проявления недовольства существующей властью.

В связи с вышеизложенным возникают следующие вопросы:

1. Для чего Сталину понадобилось создавать огромную армию, чудовищный ВПК и выпускать массу вооружений такой ценой?

Ответ очевиден – для победы в мировой войне, в развязывании которой сталинская клика принимала самое активное участие. Основательно подготовившись к войне, Сталин не собирался проявлять инициативу, а ждал удобного случая, делая всё возможное для того, чтобы первыми в неё вступили европейские страны. Себя он видел в роли «освободителя», дождавшегося подходящего момента, когда воюющие стороны достаточно ослабеют.

2. Учитывая, что вступление СССР в мировую войну у Сталина не вызывало сомнений, интересно было бы узнать, каким образом он планировал сроки её осуществления, да ещё при соблюдении условия – не прослыть агрессором? Тут Сталину со товарищи необходимо было разыграть сложную шахматную партию - стравить европейцев между собой, а затем ввязаться в войну против обескровленных врагов.

Партия была блестяще разыграна Сталиным, проблемы возникли несколько позже.

Обвиняя сталинский режим в том, что именно он явился инициатором развязывания Второй мировой войны, Виктор Суворов изобличает кремлёвских псевдоисториков, пытающихся на протяжении всего послевоенного периода исказить факты, в частности – выставить СССР жертвой вероломного нападения гитлеровской Германии и скрыть правду о дате его вступления в эту войну:

«Среди многих страшных тайн есть одна особо охраняемая – дата вступления СССР во Вторую мировую войну. Для того, чтобы скрыть правду, коммунисты пустили в оборот фальшивую дату – 22 июня 1941 года. Чтобы версия про 22 июня казалась правдоподобной, советская пропаганда укрепила эту дату специальными подпорками: с одной стороны придумав «предвоенный период», в который включены два года, предшествовавшие 22 июня; с другой стороны выдумана цифра 1418 дней войны. Это на тот случай, если кто-то решит самостоятельно вычислить дату её начала…

Но развенчать миф о 22 июня очень просто. Для этого достаточно легонько стукнуть по одной подпорке – по «предвоенному периоду», например. И вся конструкция рухнет вместе с роковой датой и 1418 днями «великой отечественной войны».

«Предвоенный период» никогда не существовал. Достаточно вспомнить, что за, так называемый, «предвоенный период» ВСЕ европейские соседи СССР стали жертвами советской агрессии…

В сентябре 1939 года СССР объявил себя нейтральным государством и за «предвоенный период» захватил территории шести стран с населением более 23 миллионов человек. Не много ли для нейтрального государства?…

Действия Красной Армии в «предвоенный период» официально именуются термином «укрепление безопасности западных рубежей». Это неправда. Рубежи были в безопасности, когда соседями СССР были нейтральные государства Европы, пока не было общих границ с Германией и, следовательно, Гитлер вообще не мог напасть на СССР, не говоря уже о внезапном нападении…

Поэтому 22 июня 1941 года – просто день начала наступления вооружённых сил одного государства против вооружённых сил другого государства уже в ходе войны, в которой оба государства давно участвуют».

Подтолкнув Гитлера с помощью пакта Молотова – Риббентропа к нападению на Польшу 1 сентября 1939 года, Сталин через шестнадцать дней сам вторгся на её территорию, «оттяпав» свою долю, мотивируя агрессию желанием обеспечить безопасность проживающих там украинцев и белорусов.

Причём, что интересно… Действуя на параллельных курсах, Германия и СССР захватили большую часть Европы ещё до 22 июня 1941 года. И всё время, вплоть до самого конца Второй мировой, Гитлер числился агрессором, а его коллега Сталин жертвой «вероломного нападения», а затем – освободителем Европы. Правда, есть один нюанс. За наглое вторжение Красной Армии в Финляндию и оккупацию значительной части её территории Советский Союз в 1940 году был осуждён международной общественностью и даже исключён из Лиги наций, но это никак не повлияло на общую картину войны – Сталин плевать хотел на мнение этой самой общественности, точно так же, как это делает сейчас президент РФ.

Отдельно стоит отметить – как вели себя сталинские «освободители» в захваченных ими странах. Опричники из органов НКВД, сразу заполонившие вслед за Красной Армией аннексированные территории, немедленно приступили к арестам и допросам всех, кого они могли только заподозрить в нелояльном отношении к советской власти. Есть масса свидетельских показаний о зверствах карательных органов, чинимых в отношении мирного населения. Так, например, из Западной Украины, Белоруссии, Латвии Литвы и Эстонии за неполные два года советской оккупации на Север и в Сибирь было сосланы сотни тысяч ни в чём не повинных людей, многие из которых умерли ещё в пути, а десятки тысяч оказались в тюрьмах и подвалах НКВД. Апогей террора пришёлся на первые дни наступления гитлеровских войск в июне 1941 года. Перед тем, как удариться в бега, чекисты тысячами уничтожали несчастных узников, расстреливая их, протыкая штыками и забрасывая гранатами, а многих перед уничтожением подвергали чудовищным пыткам. Показания случайно оставшихся в живых невозможно читать без содрогания. 22 тысячи изуродованных тел были обнаружены в застенках НКВД и наспех вырытых ямах в «советизированных» областях Западной Украины. То же самое происходило в Западной Белоруссии и странах Прибалтики. Вот такого «счастья» успело хлебнуть население территорий, «освобождённых» Красной Армией от «буржуев и капиталистов». Поэтому нет ничего удивительного в том, что гитлеровские войска встречали там восторженный приём.

Угодив в паутину сталинских политических хитросплетений, Гитлер быстро понял, что ему не избежать войны на два фронта, где с одной стороны была неприступная Великобритания с Соединёнными Штатами за спиной, а с другой нависал Советский Союз с его гигантской военной машиной и неисчерпаемыми ресурсами. Оставалось уповать только на госпожу Удачу и она ему некоторое время сопутствовала. Но, в конце концов, Германия под натиском стран антигитлеровской коалиции потерпела крах даже несмотря на то, что 22 июня 1941 года Гитлер упредил Сталина и напал на него первым, практически сокрушив «непобедимую» Красную Армию за несколько первых недель войны. На аргументы генералов из ближайшего окружения, предупреждавших Гитлера о нецелесообразности войны с Советским Союзом до окончания кампании в Западной Европе, Гитлер ответил, что он вынужден это сделать, поскольку считает совершенно недопустимым отдавать инициативу вероломному Сталину, накопившему на своих западных границах колоссальный наступательный потенциал.

Виктор Суворов:

«Говорят, что Сталин победил только благодаря помощи Великобритании и США. Святая правда! В том и состоит величие Сталина, что он, главный враг Запада, сумел использовать Запад для защиты и укрепления своей диктатуры. В том и заключается гениальность Сталина, что он сумел разделить своих противников и столкнуть их лбами… Сталин на словах разыгрывал нейтралитет, а на деле был самым главным и самым коварным зачинщиком и участником войны».

Помощь, получаемая СССР на протяжении всей войны от капиталистических стран-союзниц по договору о ленд-лизе, включала в себя огромный перечень позиций: от одежды и продуктов питания до горюче-смазочных материалов, боеприпасов, колючей проволоки, проката, кораблей, паровозов, автомобилей, танков (12700 ед.) и самолётов (22150 ед.). Всего было поставлено более 17,5 миллионов тонн различной продукции. Советский Союз, скромно замалчивавший размеры и значение этой помощи, так никогда за неё и не расплатился.

Главный итог каждой войны – это не победа или поражение какой-либо из противоборствующих сторон, а понесенные потери. В первую очередь – людские.

Победа СССР над гитлеровской Германией – ярчайший пример того, что называется «пирровой победой». Это когда у победителя народу поубавилось во много раз больше, чем у побеждённого. Людские потери Советского Союза во Второй мировой войне выходят за рамки здравого смысла, если термин «здравый смысл» вообще применим к войне.

Послевоенную разруху Сталин довольно быстро ликвидировал в основном за счёт рабского труда узников ГУЛАГа и военнопленных, а что касаемо населения… Когда начинаешь вникать в цифры потерь – волосы поднимаются дыбом. Для наглядности приведу данные, опубликованные в журнале «TheJournal of Slavic Military Studies». Vol. 9, No 1 (March 1996). Публикация называется «Людские потери СССР и Германии в 1939 – 45 годах»:

СССР. Общие безвозвратные потери составили: у военных – 26,4 млн. человек; у гражданского населения – 16,9 млн. человек. ИТОГО – 43,3 млн. человек.

Германия. Общее число всех безвозвратных потерь с учётом гражданского населения – 5,95 млн. человек.

Соотношение безвозвратных потерь Германии к СССР 1:7,3.

Эти подсчёты практически полностью совпадают с числом безвозвратных потерь СССР, приведенных в книге военного историка Бориса Соколова «Боевые потери Красной Армии и Вермахта в 1939 – 45 гг.» (26,9 млн. у военных и 15,8 млн. у гражданского населения). Соколов при написании книги воспользовался данными ЦСУ, в соответствии с которыми численность населения СССР в конце 1945 года составила 166,6 млн. человек, в то время, как предвоенная численность составляла 209,3 млн. Как говорится – почувствуйте разницу.

Так большевики воевали, имея в наличии чудовищную армию и несметное количество вооружений… «Малой кровью и на чужой территории», как они любили хвастать, начиная ещё с 20-х годов. А получилось – с точностью до наоборот.

Почему такое могло произойти? Да потому, что в большевистской империи человеческая жизнь никогда ничего не стоила.

В традициях большевиков всегда применялась практика значительного занижения человеческих потерь. Так в официальной советской историографии утверждалось, например, что «…за время блокады в Ленинграде умерло свыше 641 тыс. жителей». Реально же «в Ленинграде от голода, холода, артиллерийских обстрелов и авиационных бомбёжек погибло не менее 2,3 миллиона человек» (Первышин В. Г. «Людские потери в ВОВ»). Судите сами. Перед войной в Ленинграде проживало 3,2 млн. человек, а после прорыва блокады насчитывалось менее 700 тысяч, причём эвакуировать удалось всего 200 тысяч человек.

Весьма показательными являются цифры потерь Красной Армии на, так называемом, «Невском пятачке» — клочке суши площадью 2 кв. км на левом берегу Невы, куда на протяжении нескольких месяцев командование непрерывно волна за волной гнало на убой подразделения красноармейцев. Советская пропаганда утверждает, что число погибших воинов там не превышает 50 тысяч, в то время как фактические потери минимум в 3 раза превосходят это количество. Причем в их число не вошли погибшие во время перемещений войск с одного берега реки на другой.

И подобных примеров за весь период войны, когда бездарное командование устилало трупами поля сражений, великое множество. Особенно в этом преуспел «маршал Победы» Георгий Жуков, на счету которого нет ни одной войсковой операции, завершившейся без грандиозных потерь. Не зря сослуживцы наградили его прозвищем «Мясник».

Главные аргументы защитников Сталина – он победил в войне и помог проделать отсталой стране путь от крестьянской сохи до атомной бомбы, и на таком пути невозможно было обойтись без жертв. Эта шулерская аргументация не выдерживает критики и вот почему:

1. Накануне Первой мировой войны Российская Империя занимала одно из первых мест в мире по темпам роста экономики и производству валового продукта, который за 13 предвоенных лет увеличился втрое, а за рубеж с выгодой продавались большие объёмы товаров. Так что не такая уж она была бедная и отсталая.

2. Сталин «победил» в войне, которую сам же и организовал. А победа по своим последствиям оказалась страшнее любого поражения.

3. К атомной бомбе почти одновременно с СССР пришли другие страны, причём безо всяких жертв и потрясений для населения и экономики.

4. Не слишком ли дорогой ценой были оплачены приписываемые большевикам и лично Сталину успехи? И что это за успехи такие, если априори – революции, террор, гражданские и захватнические войны – суть величайшее в истории зло.

Поэтому совершенно нелепо и вызывающе выглядят в российских городах парады 9 мая в честь, так называемого, Дня Победы. Победы над кем и над чем?

Если над фашизмом и национал-социализм, то надо сказать, что большевистский режим занимался истреблением своего народа.

Если над собственным народом, которому была уготована роль лагерной пыли и пушечного мяса – тогда логика присутствует.

Но уж никак не над Германией, которая сейчас является локомотивом европейской экономики и одной из богатейших стран мира, в отличие от России, занимающей места в конце списка по всем параметрам человеческого бытия.

И напоследок несколько потрясающих строк из публикации писателя Алексея Варламова в «Литературной газете», дабы полнее охарактеризовать результаты катастрофы 1939 – 45 годов:

«Итог войны виден в любой деревне. В деревне потому, что там все обнаженнее, уязвимее, чем в городе. И сколько бы горя ни принесла нам революция, Гражданская война и коллективизация, окончательно добила деревню, а значит и Россию «победоносная» Вторая мировая война».

Олег Коршунов

Authors

*

Top