ЧИСТЫЙ ЛИСТ (Рассказ)

*   *   *

- Будь осторожен сынок, береги себя. Может быть, передумаешь, останешься?

- Ты, мама, прямо как на войну провожаешь. Хотя если задержат надолго, в моей комнате сумка с вещами, передашь.

Игорь свернул в трубку лист ватмана и вышел из дома. Стоял погожий июльский день, но в воздухе чувствовалась влага, видимо, к грозе. В центре посёлка, напротив старинного двухэтажного особняка, где располагалась мэрия, Игорь остановился и развернул лист, где не было ни слова. Прошло минут двадцать, пока появились первые прохожие, но особого внимания на Игоря не обращали, шли мимо. Игорь посмотрел в сторону отделения полиции. И там на пороге не было ни души. От скуки он в который раз обвёл взглядом мэрию, окруженную живой изгородью низко подстриженного кустарника. Слева от порога стоял старый обелиск героям Гражданской войны. С мэрией соседствовала музыкальная школа, с другой стороны начинался ряд магазинов. За спиной Игоря тоже выстроились одноэтажные и двухэтажные здания почты, ателье, налоговой службы. Рядом слабой струйкой бил фонтан, над которым навис макет лодочки, прикреплённой к краю фонтана. Туда подбежал щекастый мальчишка лет пяти, следом степенно приблизилась пожилая пара, видимо, его дед и бабушка - молодящаяся дама в пёстром платье. Она покосилась на Игоря, а потом подошла поближе и полюбопытствовала:

- Что рекламируете?

- Сектант он. Я слышал, в наших краях их стало много. Видишь, нет ничего на листе, это символизирует, что имя Божье нельзя произносить всуе. - Пояснил ей муж без интереса.

- Молодой человек, у нас все православные, - строго проинформировала дама Игоря.

- Причём здесь секта? Я протестую против политики государства.

- И сколько же вам заплатили? - Понизила голос дама. - Если не секрет.

- Заплатили? - Изумился Игорь. - Это моя личная инициатива.

- Врунишка. Скоро выборы мэра. Видимо, вас наняли, чтобы его дискредитировать? И правильно, - ведь до сих пор не отремонтирован асфальт на центральной улице!

- Я выступаю против украинофобии, коррупции и цензуры.

- О Господи. Где всё это и где мы? Я же говорю, по центральной улице невозможно проехать!

Здесь масса более серьёзных проблем! Если вы искренни, будьте ближе к народу.

Тут дама обернулась и увидела, что её внук уже стоит на носу лодочки над фонтаном, а муж в  стороне говорит по телефону, и забыв про Игоря, обрушила свой гнев на ближних.

- Почему я не ответил ей подробно, не попытался всё объяснить? Зачем я вообще явился сюда, если не способен отстаивать свои убеждения? Как пугало на огороде. - Досадовал Игорь.

На площади стало оживлённее — видимо, во многих учреждениях начался обеденный перерыв, и сотрудники отправились кто в кафе, кто в магазин. Тут он заметил, что из окна мэрии смотрит какой-то мужчина, и сам демонстративно уставился на него. Дверь мэрии с заунывным скрипом приоткрылась, Игорь насторожился, но оттуда выставили на порог большого рыжего кота, который недовольно оглянулся, отошёл в сторону и развалился на газоне.

Игорь тяжело вздохнул и подумал, что такие люди, как он, в России всегда чувствовали себя лишними и обречёнными. Напротив остановилась брюнетка в короткой джинсовой юбке и розовой кофточке.

- Игорь?

Он пригляделся — бывшая одноклассница, Яна. Короткие чёрные волосы вроде бы и растрёпаны, но заметно, что это беспорядок художественный, зафиксирован муссом и гелем. Кожа нежная, белая, румянец словно светится, карие глаза блестят, ресницы длиннющие.

- Не узнал. Ты как фотомодель.

- А ты что тут делаешь?

Игорю вдруг показалось, что выглядит он глупо — все вокруг чем-то заняты, а он стоит с чистым листом.

- Протестую против правительственного курса, - ответил официально, наверное, от смущения. Яна шире распахнула выразительные глаза, она была чудо как хороша.

- А почему?

- Потому что мне ненавистна украинофобия, которую разжигает пресса, грязь, которую на украинцев льют только за то, что они сами хотели выбирать власть, а не принимать навязанных чужим государством ворюг. И наши чиновники-аферисты. И то, что моего друга-блоггера хотят посадить за перепосты. И...

- Ты такой высокий стал. А в школе долго был ниже меня. А как там твой сосед, Ванька? Не знаешь? А Ольга двойню родила, помнишь Ольгу из параллельного класса, которая на гитаре классно играла?

Яна словно не слышала Игоря. У него вырвалось:

- Какое мне дело до них?

- Извини, гружу тебя пустяками. Побегу, куплю кое-что пока перерыв не кончился. Заказов мало, но начальница следит, чтобы сидели от и до. Заходи, если что.

Она неожиданно чмокнула его в щёку и направилась к магазину. Игорь смотрел вслед. Ноги у неё красивые — решил он.

- Эй, лист переверни! - Окликнули его. - Неправильно держишь.

- Всё правильно.

- Там ничего нет, значит, надпись на другой стороне. И на другой нет? Мужик, ты что, ку-ку? - К нему подошли двое парней. Одного, белобрысого и длинноносого, он где-то видел, его спутник — низенький крепыш с татуированными руками, Игорю знаком не был.

- То, что я хотел бы написать здесь, на одном листе не уместится. Я не согласен с властью  практически во всём.

- А что, правильно! Суки там все. Только они по-доброму не поймут. Вот если бы ты в мэрии окно разбил, это да, и люди заинтересовались бы: почему разбил? - Сказал белобрысый. - Слабо окно разбить? А я запросто — сейчас разобью, и убегу, скажут на тебя.

- Там видеокамеры, - наобум сказал Игорь.

- Нет, это не русский бунт. Помнишь, в школе «Капитанскую дочку» читали? Раз — и отрубили голову, раз — и вздёрнули.

- Пойдём, нас девки ждут. - Толкнул его маленький. - Читал он. Я только на заборах читаю.

- Пока, несогласный. Вон менты. К тебе, наверное. - И белобрысый с другом нырнули в аллейку между мэрией и музыкальной школой.

От полиции под жарким солнцем лениво тащились два стража порядка, правда подойдя под окна мэрии они приободрились и уже не волочили ноги, а шагали твёрдо.

Один - краснолицый толстяк лет сорока, другой моложе, с ничем не примечательной физиономией среднестатистического русака.

- Документы. - Не здороваясь, сказал краснолицый. Белки глаз у него были жёлтые, с   прожилками. Матёрый алкаш — решил Игорь и покорно подал паспорт.

- А я его знаю, - сказал второй мент, - это сын мастера с Садовой улицы. Ага?

Игорь кивнул.

- Чего стоишь? - Поинтересовался у него краснолицый.

- А что, нельзя?

- Целый час напротив мэрии проторчал. Мэр мне позвонил, говорит, может, террорист?

У Игоря сердце заколотилось от восторга — мэр испугался его чистого листа.

- Ты не из этих - «Аллах Акабар»?

- Да говорю же я, он сын мастера с Садовой, я его отцу ограду заказал на могилу тётке. Ограда шикарная получилась, вверху завитки и листья...

- Такую ограду на винозавод надо. Погоди, я с ним разберусь. Игорь, значит. Ну, Игорь, сын мастера, на хрена ты тут светишь с бумажкой? И главное, вообще без слов.

- Я протестую против политики Кремля.

- Эге. А чем тебя собственно не устраивает Кремль? Ты сыт, обут, одет. Делать больше нечего?

- Война с Украиной. Цензура. Коррупция.

- Войны с Украиной никто не объявлял. Коррупция — а что, я у тебя взятку прошу? Нет. И цензура отсутствует — в нашей газете пишут всё, как есть. Свалку развели торгаши за рынком — в газету  написала моя дочь, свалку убрали.  Так зачем бучу затеваешь на пустом месте? Сейчас посажу суток на пятнадцать и выпишу штраф за хулиганство.

- Семёныч, да пускай он идёт. А ты его отцу закажи ворота. Тебе ведь нужны железные ворота? И пусть он цену малость сбавит.

- Не нужно мне ворот. - Огрызнулся краснолицый. -  На нас мэр смотрит из окна. А ты хочешь отпустить политического.

Он схватил лист, скомкал, бросил под ноги.

- Ой, здравствуйте... Игорь, ты так долго меня ждал? Извини, задержалась. Нам пора. -  Рядом стояла Яна.

Выручает меня. - Подумал Игорь.

- Ян, не надо.

Она уверенно схватила его под руку и увлекла с площади. Игорь заметил, что краснолицый мент удивлённо наблюдает за происходящим, не пытаясь их остановить. Но вдруг возмутился его либеральный напарник:

- Куда? Эй, гражданка!

- Моя крестница. Пусть идут. - Успокоил старший. -  Девка хваткая. Она ему мозги вправит.

- Может, и перебесится. - Пошёл на мировую молодой.

- Перебесится. - Кивнул краснолицый. - Скажу мэру, что выписал штраф.

И стражи порядка расслабленно побрели в отделение.

Игорь и Яна гуляли по аллее.

- Я когда выходил протестовать, был готов и к скандалу, и к драке, и к аресту.

- Ты, кажется, недоволен?

- Ждал реакции общества, хоть какой-нибудь. А людям всё безразлично. Если что-то и волнует их, то не судьба страны и её репутация, а какие-то мелочи, типа разбитого асфальта. Они не понимают, что всё взаимосвязано, что наверняка на ремонт дороги не раз выделялись и разворовывались средства. И сеть круговой поруки взяточников и аферистов раскинута не только по нашему району, а по всей России. И неужели их не волнуют санкции, которые мы на себя навлекли наездами на Украину? С моей зарплатой это ощутимо. А тут все, по сути, столько же получают. Наш народ задумается, а правильно ли им управляют, только когда жрать станет нечего. А впрочем, если закрутить гайки покрепче, будет молча подыхать.

- Конечно, жаль, что цены растут... Игорёк, а ты в спортклуб ходишь, качаешься?

- Да.

- Заметно, - одобрила Яна.

Игорь вздохнул. Всё как об стенку горох. Но солнце светило ярко, рядом шла красивая девушка, и жизнь уже не казалась такой бессмысленной, как раньше.

К скомканному листу, оставшемуся на площади, подбежал рыжий кот, и долго играл им, пока не загнал в кусты возле памятника героям Гражданской.

©  Влада ЧЕРКАСОВА

ПУБЛИКАТОР

.

Top