Эти ребята говорят от имени праведников. Но где их праведность? О запутинских «православных» активистах

ce0514cddb12bfecbb3a783aae345481

Автор: Юлия Латынина

Еще один момент, о котором я хотела сегодня сказать, это об активизации православной общественности, которая продолжается. Вот, на прошлой неделе у нас был байкер «Хирург», который критиковал Константина Райкина. Понятно, что православную общественность не интересует Ильдар Дадин. Не интересует, вот, православную общественность то, что в российских тюрьмах люди, желающие свободы, подвергаются таким же пыткам, каким, собственно, согласно житиям святых, подвергались эти самые святые. Ну, велел же Иисус любить друг друга.

Православную общественность не интересует эпидемия СПИДа в России. Мы дожили. Мы духовная страна, но у нас только СПИД как в Африке. (…)

И вот на этой неделе православная общественность в лице экс-прокурора Поклонской безошибочно возмутилась фильмом «Матильда» Алексея Учителя. Причем, госпожа Поклонская фильма не смотрела. Фильма никто не смотрел. Более того, госпожа Поклонская заявила, что она фильма не будет смотреть. Она просто сказала, что… Вот, цитирую: «Можно наблюдать феноменальное явление. Реакция корчи вампира на солнечные лучи при рассвете, демонический страх перед светом, святостью государя». На русский язык я это перевести не могу. Но, вот, это антиправославная провокация, причем, еще раз повторяю, госпожа Поклонская не знает о фильме ничего кроме того, что в нем рассказывается о любовной связи императора Николая II, кстати, насколько я понимаю, в бытность его еще не императором, а только наследным принцем, с балериной Кшесинской.

Ребят! Это же потрясающе! Это даже, вот, у нас есть блогер Горный, ватник-ватником, и то не выдержал! Где Крым, на первой линии срач, где море клоака… Я не говорю, чтобы там госпожа Поклонская боролась в бытность свою прокурором Крыма, условно говоря, против исчезновения татар. Но, ребят, как бы, ей вот чем замахиваться на Алексея Учителя и фильм «Матильда», который она не смотрела и не будет, вот, как бы, ей, действительно, не побороться чего-нибудь поближе. Если ее страшно волнует адюльтер, то, да, мы можем тоже ей посоветовать. Вот, новый министр спорта республики Крым Елизавета Кожичева, прекрасная красавица, по поводу которой уже в Крыму шутят, что кадровая политика в стиле «50 оттенков серого» живет и побеждает.

В конце концов, Николай Второй не назначал красавицу Кшесинскую министром спорта. Если б на то пошло, он ее прокурором не назначал. (…)

У меня два вопроса. Вот, у православной общественности и вообще народного мнения в данном случае у нас есть такой свой и ей присвоенный авторитет. Но авторитет же, ведь, чем-то зарабатывается. Вот, там, в случае верующих авторитет зарабатывается, например, аскезой. Я не хочу сказать, что аскеза – это хорошо. Но, вот, по факту. Да? Где-нибудь там в IV веке ходили босые, стояли на столпах. Где у нас какие-нибудь представители православной общественности, которые знамениты своим аскетическим образом жизни? Ау! Где они, отцы-пустынники и жены непорочные?

Или там вот служение в госпиталях – выносить горшки за раковыми больными. Кстати говоря, я знаю… Вот, я просто знаю, что есть верующие православные люди, у которых такой обет – служение в госпиталях. Но понимаете, какой парадокс? Вот именно эти, которые служат в госпиталях, я не слышала, что они против фильма «Матильда». (…)

Ну, в конце концов, можно зарабатывать свой авторитет, тем более такая богатая организация как Российская Православная Церковь, ну, содержанием госпиталей. (…) Огромное имущество получила церковь за последние годы. Большие деньги. Где это всё? Вот, этот вопрос у меня. Эти ребята вещают от имени праведников. Их в чем праведность?

Вот, есть, допустим, Зоя Светова, которая у нас ходит по тюрьмам, которая у нас защищает людей сидящих. Я очень не люблю часто тех людей, которых защищает Зоя Светова. Я считаю, что они преступники, что они должны сидеть. Я с ней категорически не согласна по значительному количеству тех уголовных дел, в которых она защищает. Но она святая. Да? Она святая, и если бы ее не было, то было бы гораздо хуже.

А, вот, с той-то стороны, с православной общественности-то кто святые? «Хирурги», которые там получают куски земли в Крыму? Так это не святость, это немножко по-другому называется.

И второй вопрос, который не очень простой. А вот сколько этой православной общественности вообще физически? Вот эти люди говорят от имени всей России. Вот, я посмотрела список действующих церквей в Москве. Может быть, он не полон, но там 200 церквей. Вы когда-нибудь видели в этих церквях, не считая там Пасхи, Родительской субботы, ну, и еще кануна Рождества большое количество посетителей? Я довольно часто иногда хожу мимо Переделкинской церкви и некоторых других, вы знаете, я там никого не заметила. Очень редко-редко кто-то придет крестить младенца.

Вот, говорят, оппозиционеров мало. Ну, по моим понятиям настоящий православный – он же, прежде всего, в церковь ходить должен, ну, хотя бы раз в неделю. А как-то, вот, у меня такое впечатление, что количество людей, которые требуют запретить «Иисуса Христа – Суперзвезду» значительно превышает количество людей, которые ходят в церковь хотя бы раз в неделю. Вот, вам не кажется, что этих замечательных людей, которые такие громкие, что их просто нету? И это очень существенная проблема, потому что, да вот, в рамках той самой опоры на народ, которая пошла с 2012 года, у нас народ стал «Хирург» (байкер), у нас народ стали чеченцы, у нас народ стала Поклонская. (…)

А это большая проблема власти, на мой взгляд, потому что это ее делегитимизация. Не в глазах народа, ни в коем случае. Но в глазах элиты.

Ведь, так же, извините, можно стать совсем Зимбабве. Зимбабве-то можно стать, но с Зимбабве считаться не будут.

И на мой взгляд, вот то, что происходит, это превращение в такой внутренний Донбасс. Да? Вот, что такое Донбасс? Это когда свистнули со всех концов России урок и люмпенов со словами, что, значит, каждый грабитель теперь, оказывается, от фашистов защищает местное русскоязычное население. Грабишь – значит, защищаешь. Как там у Оруэлла? «Война – это мир». Вот, в Донбассе грабеж – это защита. (….)

Но вот проблема, что Донбасс (так же, как и Хамас) – это не является фактором мировой политики. Там это не является какой-то территорией, где что-то производится, да? Он играет важную роль в мире, но он играет такую же важную роль в мире, условно говоря, как Северная Корея. (…).

И это важный момент. Потому что если бы эти люди были, действительно, сильные… Да? Вот, если бы у нас был ИГИЛ (запрещён в РФ) в стране реальный, если бы у нас церкви были забиты, и эти же самые ревностные люди, которые забивают церкви, одновременно горшки за больными выносили и в рубищах ходили, то осталось бы развести руками и сказать «Да, у нас как на Ближнем Востоке».

Но это же абсолютные обманки. Потому что каждый раз, когда государство им показывает даже мизинец, а не полмизинца, они сливаются. Помните, там орел, который был, который Мефистофеля в Питере сбил? И как только началось расследование по этому поводу, там чего в этом расследовании ни наговорили. Что этот человек, значит, случайно проходил мимо и случайно вызвал службу, чтобы унесли обломки Мефистофеля. Что телефон того человека, который, собственно, и сбил этого Мефистофеля, случайно оказался в его телефоне и так далее.

То есть за этими людьми стоит только одно – полное ощущение собственной безнаказанности и трезвое понимание того, что единственный способ, которым они могут повысить свой вес, это вот адский трэш.

И получается как в случае с Чечней. Не важно, Путин не может контролировать Чечню или не хочет. Вот, совершенно не важно, может Путин остановить Залдостанова или не хочет. Потому что мы понимаем, что любая активность, которую Путин не одобряет, подавляется беспощадно. Даже если это общество по сбору васильков или еще лучше по профилактике СПИДа, эпидемия которого идет в стране.

Значит, это поощряет Путин, чтобы иметь возможность сказать «Не я». Это такой внутренний Донбасс.

Но с другой стороны, организовывать Донбасс на своей территории – это уже как-то слишком. Все-таки, Иран не организовывает Хезболлу на своей территории, потому что это самоподдерживающаяся реакция. И если в Кремле считают, что эту власть могут спасти только «Хирурги» и Рамзаны, то эта власть и будет ассоциироваться с «Хирургами». Потому что… Ну, к тому же, знаете, очень смешно, когда арбитром нравственности выступает шпана и байкеры.

Authors

*

Top