Мама против экстремизма

Автор: Роман Железнов

На данный момент в Санкт-Петербурге начался очередной судебный процесс над националистами. В прессе их именуют "Невоград-2" или "Невоградские акционеры", хотя на самом деле никакого названия группа не имела. 19 обвиняемых, 91 том дела.

В приведенном ниже рассказе один из обвиняемых рассказывает, как на них вышли. Справедливости ради замечу, что "акционеры" не особо-то и конспирировались. Впрочем, обо всем по порядку. Выводы делайте сами.

"Конец сентября 2013 года, как сейчас помню... Мы провели замечательный день, ехали большой компанией из пригорода с шашлыков. Доехали до метро, все в приподнятом настроении, заваливаемся в 8-10 щщей в вагон. Поздний вечер, людей почти нет, скоро станции закрывают до утра. На глаза нам попался одинокий среднеазиат. На него сразу обрушился град ударов, немногочисленные очевидцы разбежались в панике, мы выходим на платформу, быстро разделились по группам в 3-4 человека и сели по разным вагонам того же состава. Едем дальше.

На следующий станции открывается весьма забавная картина. Избитый потерпевший, рядом два очевидца, много ментов. Так вышло, что группа, в которой был я, оказалась ближе всего к ним. Нас, конечно, увидели. Одни полицейские, стоя на платформе, показывают машинисту знаки, чтоб не закрывал двери, другие влетают к нам в вагон, заламывают и выводят. Ну, ладно, попинали-то мы его слегка, попались глупо, бывает. Тогда еще никто из нас не имел ни малейшего представления об уголовном кодексе, но понимали мы ситуацию все примерно так: мы - несовершеннолетние, потерпевший жив, на ногах, пара синяков, возможно сломан нос, в тюрьму не посадят, значит ерунда. Мелкая неприятность.

Поднимаемся под конвоем наверх, заходим в маленькую комнату, всех нас четверых закрывают в одну клетку. Менты толком ничего не говорят, бегают туда-сюда, параллельно общаясь с потерпевшим и свидетелями. Понимаем, сейчас, скорее всего, будет допрос, воспользовавшись моментом полной безразличности к нашим персонам обдумываем версию событий, говорить что его не трогали глупо, говорить что трогали его из-за его национальной принадлежности еще глупей, потому решили списать все на бытовой конфликт - не так посмотрел, не то сказал.

Приехали наши родители. Среди нас самый младший был Леня, всего 15 лет, попал он к нам в компанию совсем недавно. За ним пришла мать. Ну совсем не похожая на славянку. Оказывается, Леонид - ее приемный сын. Подняв его на смех, начали давать показания, к слову, его мамаша в отделе закатила целый скандал , умудрилась переругаться с ментами, с потерпевшим, свидетелями и со всеми другими родителями, также наехав на нас, мол мы старше его на два года и должны были за ним следить, а нашим родителям прочитала лекцию о том, что они воспитали "фашистов", которые нападают на людей в метро. После допроса всех благополучно отпустили, обещали позвонить, вызвать еще для чего-то формального, было видно, что ментам это не особо интересно. Так это дело и повисло без последствий.

Тем временем наши веселые прогулки продолжались...

21 Ноября 2013 года задерживают семь человек по подозрению в совершении убийства группой лиц по мотивам национальной ненависти в Рыбацком после «Русского Марша» 4 ноября. Позже еще аресты, новые эпизоды. Всего их набралось аж 36: два убийства , шесть случаев нанесения тяжких телесных повреждений, разбои, грабежи, разжигание ненависти. 14 человек в следственных изоляторах.

Одно убийство в отдельном производстве. Среди обвиняемых в нем - Леонид. Конец судебного следствия. Осталось изучить показания оперативных уполномоченных Федеральной Службы Безопасности и матери Леонида, допросить их в суде. И тут — самое интересное!

Из показаний матери Леонида: "...в сентябре 2013 года меня вызвали в полицию, сказали моего сына задержали по подозрению в групповом избиении человека. Я приехала, увидела моего сына и его друзей, потерпевшего. Сын и его друзья говорили про конфликт в вагоне, но мне стало сразу все ясно, я давно знала, что он является приверженцем националистических взглядов, а теперь поняла, что он перешел от слов к действиям. Друзья были старше его, более дерзкие. Зная его, могу сказать, что он сам никогда без воздействия не пошел бы на такое. Осознавая что ему грозит опасность, я поехала с заявлением в ФСБ Санкт-Петербурга, рассказала им об этой ситуации, попросила посадить его друзей. Эти его старшие друзья уже стали нападать на людей прямо в метро, а их к тому же полиция отпустила, думаю они участники экстремистской банды и могут втянуть моего сына в еще более серьезные преступления. Они с радостью согласились помочь мне решить это проблему, только сказали, что пока что не могут их посадить, ведь им нужно проверить данную информацию, но, если я буду им содействовать в этом и никому не рассказывать, то все пройдёт гораздо быстрее. Я согласилась".

Из показаний оперативного уполномоченного ФСБ: "...к нам с коллегами в управление приехала женщина с письменным заявлением о некой группировке, которая совершает преступления в городе на почве экстремизма, и о том, что ее несовершеннолетнего сына обманным путем вовлекли в данную противозаконную деятельность. После совещания с руководством, нами было принято решение о проверки изложенных в заявлении доводов. С письменного согласия женщины, в отсутствие Леонида дома, мы приехали к ней в квартиру по месту их совместного проживания. В комнате Леонида было установлено техническое оборудование, использование которого было необходимо для проведения дальнейших оперативно-розыскных мероприятий. Благодаря анализу телефонных соединений и иных средств связи нам стал известен узкий круг лиц, имеющих устойчивые антиобщественные установки. При проведении дальнейших мероприятий было установлено их местонахождение, данные, планы на совершение иных преступлений в будущем. В дальнейшем эти лица были изобличены в совершении убийства гражданина по мотивам национальной ненависти, а по ходу следствия было раскрыто свыше трех десятков иных преступлений".

 

Authors

*

Top