Марина Струкова: Русских с Дона не выдавали

14483850_1214036531970692_448716234_n

* * *
Когда заходит речь о казачьем национализме, русские националисты и либералы, даже самые просвещённые, сумевшие понять и поддержать украинцев, зачастую превращаются в шовинистов.
И мы слышим привычное обывательское: «Казаки – потомки беглых».

Держать и не пущать – черносотенный инстинкт охранителя вдруг начинает говорить в евроатлантисте, национал-демократе, либертарианце. Только что рассуждавший о свободе выбора, о регионализме и репрессированных народах, русский правый забывает эти понятия и начинает горячо убеждать казака, что тот от века существует только в качестве пограничника.

Неужто казаки обязаны вписываться в рамки чужих представлений о них? Власть хочет видеть их на службе евразийскому государству. И оппозиционеры – на той же службе, но государству демократическому.
Когда меня начинают убеждать, что казаки были русскими, я не вижу смысла спорить. Ну, предположим, были, да сплыли. Как по Дону на челнах. Знаете, сколько наций исчезли за тысячелетия? И сколько явилось им на смену? Ушли скифы и появились славяне, славяне делились на племена и вновь объединялись, появился русский народ. Причём не так уж давно.

Несколько столетий назад заявили о себе украинцы. А сегодня окончательно сформировались как нация казаки.

Нелюбовь к казачьему национализму имеет ту же природу, что и нелюбовь к украинскому – страх перед тем, кто раньше был подконтролен, но вдруг стал непредсказуемым, с замыслами, которые уже не прочитаешь, как в открытой книге.

Когда в наши дни к одному волжскому атаману явился эмиссар из столицы, чтобы агитировать казаков повоевать на Ближнем Востоке, то неожиданно услышал: «А что казаки будут с этого иметь?». Этот простой вопрос поставил в тупик улыбчивого агитатора. А многие россияне сочли ужасным цинизмом то, что казаки ждут платы за свой ратный труд, за смертельный риск - хотя бы официального признания нацией по закону России-матушки…

Казаков обвиняют в местечковости, в тяге к изоляционизму и отчуждении от сограждан. Но могут ли они противопоставить себя простым русским людям, если Дон рисковал своей независимостью и в итоге потерял её, в том числе, и потому что не выдавал русских беглецов – от крепостных крестьян до бунтарей-раскольников?
Дон делился своей волей с каждым ищущим прибежища и защиты. Его извечным врагом была тирания.
Например, в 1646 г. 26-го июня дворянин Данила Мясной и воевода Андрей Батурлин жаловались царю из Воронежа, что атаман Иван Каторжной и его казаки отказались выдавать им беглых русских крестьян. Когда атаман был вызван в съезжую избу для заслушивания царского указа, то явился туда со всей станицей и в присутствии голов, дворян и торговых людей, ударив Мясного "в душу", вырвал из рук его царский указ и засунул за голенище, пригрозив, что "придет к нему на двор и убьет его".

А знаменитое Булавинское восстание началось с запрета правительства казакам самостоятельно добывать соль и ультиматума — выдать с Дона беглых крепостных крестьян. Поводом к мятежу стали действия карательного отряда кн. Ю.В.Долгорукого, посланного на Дон для сыска и возврата беглых и выяснения ситуации с варницами и Горчаковым. Долгорукий казаками был убит.
Сколько ещё есть документов на эту тему…

Казачий герой Степан Разин мечтал дать волю всем – и русским, и кочевникам степи, а не только казакам, намного раньше, чем Америка придумала свою миссию нести свободу порабощённым народам. А свобода, равенство и братство стали принципами казачьей жизни прежде, чем об этом заговорила революционная Франция.

Недавно я услышала совет выбрать между русской нацией и казачьей, и заниматься проблемами той или иной. Но, даже «выписавшись из русских», по выражению одного оппонента, я ни могу не говорить о бедах России и её многонационального населения. Даже не потому, что во мне больше русской крови, чем казачьей. А потому что я живу среди русских, среди россиян, и меня касаются те же реформы, те же законы, катастрофы, теракты.
- Наш Присуд вся Россия. - Интересная формулировка и поневоле трогает душу недавнего имперца – всё-таки привыкла к размаху.

Через социальную сеть Фейсбук я поинтересовалась у некоторых идеологов русского национализма и либералов:
- Здравствуйте, не могли бы Вы ответить: как Вы относитесь к национализму казачьему - к идее, что казаки не сословие, а нация со своей культурой, историей борьбы за независимость и политическими интересами?
Алексей ШИРОПАЕВ, поэт, философ: «К казачьему национализму отношусь очень положительно. К сожалению, настоящей казачьей идентичности сейчас практически нет».

Владимир БАСМАНОВ, глава комитета «Нация и Свобода»: «Отношусь без энтузиазма, поскольку считаю часть родовых казаков - субэтносом, ставшим одновременно сословием, а другая часть, кажется и субэтносом особо стать не успела - на Дальнем Востоке. Чтобы субэтнос стал этносом, должны сложиться какие-то объективные обстоятельства, но они в данном случае не сложились.
Но, безусловно, часть казаков не просто сословие. Если бы в 1918 году Донская республика просуществовала отдельно от СССР 100 лет, скорее всего, это был бы уже отдельный этнос. Без государства процесс появления этноса крайне затруднителен.
При этом очевидно, что в субэтносе могут быть люди, которые стремятся, чтобы из него получился этнос, а могут быть и другие - кто осознают свою особость, но к полному разрыву не стремится. Это как родственная семья - один там брат хочет с нами считаться родной, а второй – говорит, что на самом деле он сирота, подкидыш и ничего общего иметь не желает. Специально отталкивать от себя свои родственные части - пусть и особенные, в этом нет никакого смысла».
Моё примечание к ответу Владимира: по-моему, этнос создаёт себе страну, если у него вообще возникает такая потребность. Разве не так?

Елена ШЕЛОМЕНЦЕВА, публицист, постоянный автор сайта Руфабула. «Думаю, что так оно и есть. Казачья культура, образ жизни, одежда отличались от тех, что были в средней полосе России. У казаков был свой язык, более близкий к украинскому, чем к великорусскому. Другое дело, что сейчас из казаков усердно лепят тех самых "нагаечников" из советских книжек, которые фактически играли роль нынешних ОМОНов, "Беркутов" и прочих».

Представители партии «Парнас» Михаил КАСЬЯНОВ и Андрей ЗУБОВ выразили поддержку казакам-оппозиционерам. Думаю, многие видели это заявление по казачьему вопросу.
Лидер уличных протестов Марк ГАЛЬПЕРИН на подобный вопрос когда-то дипломатично ответил, что нужно искать общие точки соприкосновения.

Алина ВИТУХНОВСКАЯ, поэт, политик. «Создание новых республик внутри существующих не имеет никакого практического смысла. Пример создания с помощью России подобных республик на востоке Украины показал, что это не ведет ни к чему кроме краха и деструкции. В современном мире строительство наций на основе этнических или территориальных признаков не имеет перспектив. Лично мне абсолютно понятно стремление каждого народа, прожившего в СССР (тюрьме народов), заявить о себе. Другое дело, что наша задача разрушить самою структуру такого "государства" и я полагаю, стоит все же говорить о создании политической нации и гражданского общества. Для Европы и остального мира группы, подобные казачьим, не соответствуют этим критериям».

Андрей РАЗУМОВСКИЙ, политик. «Казачья нация - чистой воды конструктивизм и одна из мин замедленного действия, заложенная не только под Россию как государство, но и под русскую нацию - и с политической и с этнокультурной точек зрения».
У ортодоксальных националистов-имперцев интересоваться вообще бессмысленно.

Но «Нет такой божественной или человеческой власти, которая могла бы заставить реку течь обратно к своему источнику», когда-то сказал философ Гюстав Лебон. Эту фразу я могу отнести к становлению казачьей нации, которое невозможно повернуть вспять. Рано или поздно всем, в том числе русским правым, придётся принять это явление, и строить отношения двух наций, взаимно учитывая политические интересы.

Марина Струкова,
писатель, публицист.

Authors

*

Top