Навальный: самое главное в политической борьбе выходить на улицы и проявлять недовольство на улицах

О.Пашина: - Для нашего избирателя вообще это важно знать, что высшие чиновники причастны к коррупции, об этом говорят за границей? И это как-то может повлиять на выборы? Или наше общество совершенно спокойно к этому относится «Воруют – пусть дальше воруют, пусть только не трогают нас»?

А.Навальный: - Ну, вы серьезно спрашиваете меня о том, насколько гражданину РФ важно знать, что руководитель РФ является коррупционером?

О.Пашина: - Да.
А.Навальный: Никакая правильная реформа не может состояться, потому что руководители страны вовлечены в коррупцию.

Ну, конечно, важно знать. Это принципиальное знание, потому что коррупция не дает нормально функционировать государству вообще. Ничего не может случиться, никакая правильная реформа, начиная от реформы здравоохранения и заканчивая реформой МВД, не могут состояться, потому что руководители страны вовлечены в коррупцию. Она отнимает у них время и, мало того, она диктует им те или иные политические решения, начиная от выборов и заканчивая развязыванием войны.

(...)

Это расхожее такое мнение, что в России все знают о коррупции, всем на нее наплевать. Все про нее, действительно, знают, но никому не наплевать.

О.Пашина: - Расскажите вы, как обычный человек должен поступать?

А.Навальный: - Любой обычный человек в нормальной политической системе идет и голосует за тех, кто ему нравится. Именно поэтому я и сказал, что коррупция диктует, меняет политику государства, потому что для того, чтобы сохранить свою возможность быть коррумпированным, похищать огромные деньги, Владимир Путин, в частности, сделал так, что многие люди, включая меня, не могут участвовать в выборах. Для этого они устроили цензуру в СМИ, для этого они создали систему, которая может быть изменена либо в результате революции, либо в результате ее естественного краха. (...)

О.Пашина: - Отвечая на вопросы социологов, люди говорят «Мы знаем о том, что коррупция. Мы знаем о том, что воруют». Но Путин в этой системе как-то вообще существует отдельно, он как будто бы сам по себе, он отделен вообще от этого всего, он какой-то такой, не знаю, сакральный персонаж.

Да, чиновники воруют, да, кругом коррупция, да, мы знаем про дело Чайки, а, вот, он как-то вообще здесь особо никоим…

А.Навальный: - Это не совсем так. Я не согласен. Ну, здесь просто есть реалии авторитарной системы, и они характерны не только для России. Посмотрите на чудовищные коррумпированные режимы, которые существуют на территории всего бывшего Советского Союза. Вся Средняя Азия. Ну, посмотрите на Венесуэлу, посмотрите на огромное количество стран. И везде точно также.

Непосредственный руководитель государства сам организует эту коррупцию. Но население его не критикует почему? Потому что цензура, потому что пропаганда и, самое главное, потому что аппарат насилия. Ну, будешь очень много критиковать, посмотрите на присутствующего здесь в студии, извините, меня. Мой брат сидит в тюрьме только исключительно за то, что я критикую в том числе Владимира Путина. Против меня было возбуждено несколько уголовных дел. Мне запрещено участвовать в выборах. Любой обычный человек смотрит: «Ну, если это сделали с Навальным, что же сделают со мной?» Поэтому он молчит. И в этом смысле РФ не является ничем уникальным по сравнению с любой другой авторитарной страной.
(...)
― И движение дальнобойщиков, в общем-то, всё свелось к разбирательствам в судах? Никаких акций, ничего не будет?

А.Навальный - Ну, нет, нет. Это не так. То, что делает Фонд борьбы с коррупцией, мы, все-таки, не дальнобойщики, мы занимаемся этим именно в разрезе коррупции и в разрезе информационной какой-то работы. Дальнобойщики до сих пор стоят в Химках, уже больше месяца прошло. Их всячески третируют и ставят им всякие препятствия. Это такие, я бы сказал, смелые люди. Они большое количество времени там уже стоят.

Но, действительно, то, что тема ушла из информационной повестки, сильно подрывает, конечно, их какую-то такую веру в справедливость, в то, что им помогут со всех сторон. Но пока они не сдаются – это очень хорошо.

О.Пашина: - Слушатели спрашивают: «Алексей, куда ушли люди с Болотной? Когда вы нас позовете на улицу? Или сейчас это не нужно? Не нужно раскачивать лодку?»

А.Навальный: - Эта лодка дырявая, она тонет. И не нужно раскачивать лодку – это такой лживый лозунг Кремля, который пытается ввести нас в заблуждение. Эти люди никуда не ушли, они есть, они слушают этот эфир. И я являюсь таким человеком.

Есть разные способы борьбы. Мы видим, что Путин, в общем-то, и начал войну на Украине и свою эту украинскую историю для того, чтобы переключить повестку, там, с протестов, с обсуждения коррупции, с обсуждения несправедливости, вот, в сторону всей этой имперской истерии. И он, действительно, весьма успешно эту политическую повестку переключил. Люди ушли с улиц, потому что… Ну, как это? Вроде бы, даже глупо и неловко обсуждать коррупцию, кто сколько украл, на фоне смертей, на фоне убийств, на фоне непонятных людей, непонятно по чьему приказу которые ведут войну на сопредельной территории.

Но сейчас экономические трудности и, в общем-то, тупик, в который Путина завела его эта внешнеполитическая авантюра, они всё вернут. Просто не нужно считать и не нужно думать, что это единственное, что можно сделать (вот, либо мы стоим на улице и тогда существуем, либо нас вообще нет). Я по-прежнему считаю, что, наверное, это самое главное в политической борьбе выходить на улицы и проявлять недовольство на улицах. И именно поэтому мы проводили митинги. В том числе когда нам не разрешали в центре Москвы, мы проводили на окраине, хотя меня очень много людей критиковало за это. Я считаю, что люди должны оставаться на улицах, но если сейчас тактически не тот момент и мы понимаем, что, наверное, не так эффективно сюда много усилий инвестировать, ну, мы занимаемся чем-то другим, но всё вернется. И люди вернутся, потому что не исчезла самая главная причина – несправедливость, коррупция и, в целом, такой организационно-политический тупик этой системы.

О.Пашина: - Вопрос смешной, но тоже не могу его не задать, и 2 минуты будет у нас, чтобы поговорить об этом. Вас спрашивают к этой истории в Facebook: «Вы бы стали фотографироваться с Валерией, Иосифом Пригожиным?»

А.Навальный: - Это, действительно, смешная история. Просто я – человек, с которым регулярно подходят сказать «Можно с вами сфотографироваться?» Поэтому, ну, я думаю, что с Ходорковским была такая же история. Ну, подошли, сказали «А можно с вами сфотографироваться?» Ну, что он должен был? С кулаками бросаться на Иосифа Пригожина и Валерию или прогонять их? Ну, сфотографировался.

Просто мне гораздо более странно было наблюдать то, что Михаил Борисович потом начал оправдываться и разводить целую философию, что, значит, это спасение от гражданской войны и, вот, всякое такое. Ну, сказал бы «Мне было неудобно отказаться» или «Сфотографировался из вежливости».

Просто самое интересное вот в этой во всей дискуссии был его ответ журналистке Божене Рынске, где он дошел до того… Я с ним совсем не согласен (мы, наверное, это обсудим с ним). ...что даже судья Данилкин тот самый, который посадил (НЕРАЗБОРЧИВО), решил какие-то его проблемы. Вот, я не готов решать проблемы судьи Данилкина, я не готов всех на свете простить, я не готов простить и пожимать руки тем людям, которые сажали, там, людей по Болотному делу в тюрьме. Поэтому, вот, просто не нужно выводить эту какую-то там глубокую философию, а так: ну, сфотографировался и сфотографировался. Люди подходят.
(...)

Там же еще присутствовал один замечательный человек – Алексей Алексеевич Венедиктов ...который обожает устраивать такого плана провокации. Я уверен, что это, вот, или ради того, чтобы повеселиться… Он, может быть, даже и предложил сфотографироваться. Я не вижу здесь проблемы. Если Ходорковский (а я уверен, что это так по-прежнему) стоит на позициях, на политических позициях, которые он раньше декларировал, ну, никакая фотография с Валерией ничего особенно сильно не изменит. Просто не нужно это выпячивать, не нужно это дальше развивать. И теперь давайте, вот, специально будем с ними со всеми фотографироваться, со всеми этими омерзительными людьми, которые делают какие-то людоедские заявления, для того, чтобы сказать «Знаете, это избавит нас от гражданской войны».

ПУБЛИКАТОР

.

Top