О моральных правах политических мигрантов. Сколько стоит моя свобода?

Недавно уважаемый мной Сергей Давидис заявил о том, что политэмигранты не должны призывать жителей России к чему-то рискованному, ранее в подобном ключе высказались Владимир Милов и Леонид Волков. Последние двое и вовсе бы предпочли, чтобы политэмигранты прекратили бы высказывать свое мнение, особенно если оно выражает справедливую критику лиц, готовых сотрудничать с второсортными запутинцами ради сиюминутной медиа-выгоды.

Что значит призывать к чему-то рискованному? Ведь репост в России может закончиться 5 годами тюрьмы? Это рискованно? И да, и нет. Потому что те, кто что-то делают - рискуют потерять жизнь и свободу, но те, кто не делают ничего, рискуют стать соучастниками развала России и вымирания русского народа, поскольку и то и другое неизбежно в случае продолжения курса Путина.

Неужели после убийства Литвиненко, Вороненкова, покушений на Богданова и Осмаева, кто-то считает, что в эмиграции безопасно? После выдачи в РФ Марцинкевича, Горячева и Полонского? Откройте глаза, перестаньте повторять пропагандистские бредни. Лишь Путину и его клике выгодно чтобы мы все заткнулись, можно будет сэкономить пару десятков патронов.

Не говоря уже о том, что часть политэмигрантов, это люди сражающиеся в АТО, и при этом не имеющие легального статуса в Украине, которых может выслать любой сотрудник миграционной службы, сочувствующий Путину (да, к сожалению в Украине ещё остались любители Путина и сторонники партии рыгов), причём юридически правда будет на его стороне, а в РФ им всем грозит до 25 лет по статье наёмничество.

Почти все политэмигранты покинули РФ потому, что серьёзно рисковали и бескомпромиссно боролись, когда жили там, и они не в РФ, потому что в отношении них были заведены политические уголовные дела, а не потому, что у них появился шанс отлично наладить свою жизнь. Большинство политэмигрантов не легализованы, и могут быть экстрадированы одним днём. Те, кому удалось получить убежище, зачастую добивались его годами, и могут потерять его в один момент.

Потому что 100 пророссийских СМИ напечатают какой-нибудь условный снимок политэмигранта рядом со скинхедом Васей 20-летней давности (ведь такой снимок есть у каждого правого политэмигранта), после чего вас экстрадируют под радостное хлопанье мирового сообщества и правозащитных организаций – ведь ещё одного опасного «экстремиста» обезвредили, нас не любят левые правительства, а умеренным не нужны лишние разговоры.

Может это странно, но никто в мире не понимает, что режим Путина тысячами бросает недовольных в застенки, они думают, что речь всегда о преследовании отдельного Петрова или отдельного Иванова.

Может вам кто-то обещал безопасность и лучшую жизнь в политэмиграции? Мне – нет. Я хорошо помню несколько дней, прожитых на улице в первый год политэмиграции, я хорошо помню дни, проведённые совсем без еды, и помню своё состояние при малокровии, когда чтобы дойти до уборной мне приходилось несколько раз останавливаться, ведь перед глазами всё чернело. Мне пришлось сменить несколько стран, когда моя выдача в РФ становилась реальностью, и я чувствую, что это не предел. Я не смогла приехать на похороны моей бабушки, – которая вырастила меня, поскольку это непременно закончилось бы пленом и невозможностью продолжать борьбу. И вот что я скажу. Никому не удастся меня заткнуть, рассказывая мне о «моральном праве» или безопасной жизни мигранта.

Никогда не сдаваться. Всегда бороться. Как недавно написал другой политэмигрант в своём статусе - «сгорая сам, сжигай врагов».

Софья Будникова

Authors

*

Top