О роли молодежных субкультур

ggs8z1kpoy

Автор: Роман Железнов

С некоторых пор считается хорошим тоном ругать молодежные политизированные субкультуры. Дескать все «субкультурщики» - будь то skinheads, ultras или еще кто – "бесполезные" маргиналы, одним своим существованием позорящие светлые идеи.

Однако давайте мельком пройдемся по биографиям людей, чью роль в националистическом движении сложно переоценить:
Николай Королев – неформал, skinhead: «Первые его взрослые годы – это дикие 90-е, когда жить и не хотелось, и не моглось… если без внутренних устоев. У Николы они были, выдюжил – не спился, не продался, не разменял себя на мелкий бандитизм – стал человеком. Молодой Николай оказался сначала среди металлистов и панков. Но с детства тренированный ум позволил быстрее других зрить в корень и понять, что прав анекдот, в котором про панков говорится «драться любят, но не умеют» , а про металлистов – «драться умеют, но не любят». <…> В середине 90-х русский рок начинает всё активней обращаться к своим, русским национал-патриотам. Видимо, кроме прочего, и это помогло 14-летнему металлисту Николе в 1995-м сойтись с первыми русскими бритоголовыми, надеть бомбер и камуфляж… Хорошей промежуточной боевой школой, где убивают редко, на и спуску не дают, стало для бойца на следующие несколько лет и активное хулиганство - гонял Король за «Динамо». <…> Николе хватило этого времени, чтоб обладать достаточным авторитетом для сбора собственных бригад. К 98-му году он уже был в признанных лидерах двух – «Бабка-фронт» (от названия метро «Бабушкинская) и «Street Hooligans» (по контексту его собственных воспоминаний можно судить, что первая была скинхэдами, а вторая, соответственно – околофутбольного толка)».

Алексей Воеводин – skinhead: «Я стал скинхэдом в 1999 году, мне было 14 лет».

Дмитрий Боровиков – skinhead: «Дмитрий пришёл в подростковом возрасте из языческих и металл кругов, и уже с 1999 года несколько раз задерживался по подозрению в нападениях на инородцев. В 2001 году вступил в Schultz-88. Эта группировка занималась изготовлением и распространением журнала «Made in St. Petersburg», имела свой магазин, а главное: каждую неделю бригада выходила на улицы и мочила черных. Боровиков в этих акциях зарекомендовал себя как бесстрашный боец. Идея бригады была в том, чтобы объединить всех скинхэдов города. Именно в этой группировке Дмитрий познакомился с Алексеем "СвР" Воеводиным. Спустя некоторое время оба соратника покинули Шульц-88 и начали создание Mad Crowd Firm. Главным отличием Краудов стал акцент на ЗОЖ (здоровом образе жизни), симпатии к футбольному движению и активно проводимые акции прямого действия».

Руслан Мельник - skinhead, футбольный хулиган: "Руслан Мельник был членом практически всех крупных группировок скинхэдов в городе. Сначала он был правой рукой <…> лидера группировки Шульц-88 <...> Однако вскоре Руслан Мельник переметнулся – вместе с Дмитрием Боровиковым в 2002 году они создали Mad Crowd (запрещена в РФ -ред.). По данным прокуратуры, ранее эта группа уже существовала, правда, представляла собой сообщество болельщиков футбольной команды «Зенит». Однако после прихода Мельника Mad Crowd занялась нападениями на иностранных граждан и выходцев с Кавказа".

Никита Тихонов – skinhead, футбольный хулиган: "…Поскольку отец Никиты часто отсутствовал из-за командировок, мальчик рос без отцовского присмотра. Много времени он проводил во дворе, где и сдружился со спартаковскими болельщиками. Ездил с ними на выезды, участвовал в драках. Среди болельщиков были распространены националистические взгляды, постепенно увлекся ими и Никита.<…> К 11 классу Никита сформировался как убежденный национал-социалист. <…> Тихонов состоял в одной из самых серьезных российских группировок наци-скинхэдов того времени Объединенных Бригадах-88, куда вступил, судя по всему, еще на первых курсах университета".

Максим Базылев – skinhead: "подростковые годы <пришлись> на становление скинхэд движения. Молодость Максима подробно известна, самим того не подозревающим, читателям книги Дмитрия Нестерова “Скины: Русь пробуждается”. Под конспирологическим именем героя романа - Роммель скрывается Максим Базылев, лидер московской бригады “Скинс Легион”, собранной в 1996 году. “Скины: Русь пробуждается” стали вечным памятникам русским бунтовщикам, в числе которых был и Сергей Маршаков, <…> молодые годы Макса прошли бурно и продуктивно. Уже тогда у Базылева сформировалось мышление подпольщика, склонность не демонстрировать окружающему миру политическую символику, и не выделяться из толпы. Хотя бордовый балахон Londale и ботинки с тяжелыми вставками он таскал до 2006 года".

Михаил Волков - skinhead: "известный под прозвищами «Патрик» и «Эд», — выходец из среды наци-скинхэдов первой половины двухтысячных. <...> Волков принимал участие в знаменитом «Царицинском погроме» в сентябре 2001 года, когда полторы сотни вооруженных арматурой ультраправых устроили погром на рынке в Царицыно, в ходе которого были убиты три человека и ранены больше тридцати.
В 2002 году Волков был осужден по статье «организация массовых беспорядков» — его признали виновным в том, что накануне готовящегося погрома Волков вместе с приятелем съездили на строительный рынок, где закупили «не менее 150 отрезков металлической арматуры», которую потом раздали собравшимся".

Можно долго продолжать и дальше, но суть очевидна и так: все или почти все, кто отметился прямым действием, а не пафосным занудным словоблудием, выходцы именно из субкультур. Не из военных, не из пролетариев и не из интеллигенции.

Кто-то носит сей ярлык с гордостью, подчеркивая принадлежность к "корням", иные со временем предпочитают это не афишировать, но факт остается фактом: реальной действующей альтернативы в аспекте привлечения активных людей нет. Таким образом можно заключить, что это – лучшая реклама, кузница кадров, откуда со временем на новый уровень выходят самые достойные. Конечно, субкультура - именно этап жизни, но никак не конечная стадия развития. Да, специфика речи, манера поведения, симпатия к определенным стилям музыки, татуировки, маркам одежды, символам или их сочетаниям – все это маркеры субкультуры в широком или узком смысле, в зависимости от контекста.

Нет никакой абстрактной «элиты», как это пытаются преподнести комнатные горе-пропагандисты. Есть воля к самосовершенствованию и реальные дела, а остальное – словоблудие, конформизм и элементарная зависть.

Authors

*

Top