Правящая коалиция Австрии уступает свои позиции правым популистам

Автор: Александр Чурсин

В послевоенной истории Австрии такого еще не было: во второй тур недавних президентских выборов не прошли кандидаты от правящей большой коалиции. Выдвинутые соответственно от Социал-демократической партии (SPÖ) Рудольф Хундшторфер и от Австрийской народной партии (ÖVP) Андреас Коль набрали примерно по 12 процентов каждый, что было явно недостаточно для выхода в финал. Совокупный результат обоих политиков — менее четверти голосов избирателей — тоже смотрелся более чем скромно, и, стал, фактически, вотумом недоверия традиционной схеме политического правления Альпийской республики, сложившегося в последние десятилетия.

Зато более 35-ти процентов голосов избирателей, полученные представителем правопопулистской Австрийской партии свободы (FPÖ) Норбертом Хофером, произвели настоящую сенсацию общеевропейского масштаба. До этого правым в Нидерландах, Англии, Германии и других странах ЕС, сделавшим ставку на критику евроинтеграции, удавались локальные успехи — заполучить депутатское представительство в муниципальных и национальных законодательных органах, провести своих людей в Европарламент, поучаствовать в коалиционных региональных кабинетах министров. Исключением было третьей место лидера французского «Национального фронта» Марин Ле Пен на президентских выборах 2012 года.И вот настоящий прорыв в стабильной и крепкой своими демократическими традициями Австрии — кандидат правой партии может реально стать президентом. Пусть эта должность и носит представительский характер, тем не менее, глава республики еще является верховным главнокомандующим вооруженными силами, а также полномочен досрочно распускать парламент и назначать новые выборы.

Успех Партии свободы, несмотря на всю сенсационность, все-таки можно назвать закономерным. С началом миграционного кризиса австрийские националисты развернули активную кампанию против беженцев, следующих по балканскому трафику транзитом через страну. Они первыми потребовали закрыть границы, ввести полноценный пограничный контроль и квоты на предоставление убежища, ужесточить миграционное законодательство, критиковали правительство за то, что Вена в ущерб национальным интересам в своей миграционной политике идет на поводу у Германии и Евросоюза. В августе 2015 года канцлер Австрии Файман безоговорочно поддержал провозглашенную Ангелой Меркель политику «открытых дверей» для сирийских беженцев.

Правящая коалиция так называемых народных партий не сразу оценила влияние проблем с беженцами на настроения простых бюргеров. Когда поток мигрантов захлестнул Австрию, то кабинет министров оказался в роли догоняющего уходящий поезд.

Надо сказать, что SPÖ и ÖVP много сделали, чтобы остановить балканский трафик. Министры иностранных дел и обороны Австрии, объехав в короткий срок все западно-балканские страны, убедили их в целесообразности жестких пограничных мер. В Вене была проведена региональная конференция, закрепившая единый подход в решении миграционного кризиса. На границе со Словенией построили забор из колючей проволоки. Ввели количественные ограничения по приему беженцев и предоставлению прав на убежище.

Но все это было после того, как состоялся первый шок избирателей от растерянности властей из-за импровизированных лагерей беженцев на городских площадях и железнодорожных вокзалах, из-за толп мигрантов, бредущих пешком вдоль автобанов от венгерской границы в сторону австрийской столицы, из-за гибели десятков людей, задохнувшихся в грузовиках контрабандистов. К тому же запоздалые меры мало того, что походили на плагиат идей националистов, так еще поссорили Вену с Берлином и вызвали большое неудовольствие со стороны Брюсселя.

Тем не менее, австрийские власти продолжали действовать в прежнем духе, решив перекрыть КПП Бреннер на границе с Италией и возвести там ограждения из колючей проволоки. Этот пропускной пункт в 1997 году стал историческим символом начала европейского единства — именно здесь, на австро-итальянской границе, впервые полностью отменили пограничный контроль, введя в действия соглашение о Шенгенской зоне.

Вена свои намерения объяснила тем, что после перекрытия балканского трафика беженцы, возможно, активизируются на средиземноморском направлении и их поток пойдет через Италию в Австрию и другие страны Центральной Европы. На доводы о том, что возврат пограничного контроля парализует оживленную грузовую артерию общеевропейского значения и в летний туристический сезон приведет к многокилометровым пробкам, австрийские политики не обращали внимания.

Такая позиция вызвала раздраженную реакцию в Риме. Итальянский премьер Маттео Ренци, заявив, что поток беженцев через его страну остается на уровне 2014-2015 годов, назвал страхи Вены безосновательными, а австрийские меры, по его мнению, бесстыдно нарушают европейские правила и направлены против истории, логики и будущего.

Уже после первого тура президентских выборов австрийская правящая коалиция, используя большинство в парламенте, поспешно внесла изменения в миграционное законодательство, которые предоставляют правительству право на введение чрезвычайного положения в районах, где возможен наплыв беженцев. Кроме того, мигранты более не смогут подавать заявления на убежище прямо на границе, и их будут заворачивать назад в массовом количестве. Таким ужесточением закона социал-демократы и народные консерваторы, еще надеясь переломить в свою пользу настроения избирателей, пытаются доказать, что могут решительными действиями не допустить повторения хаоса прошлого года.

Тем временем новый министр внутренних дел Австрии Вольфганг Соботка из ÖVP, только что сменивший на этом посту Йоханну Микл-Ляйтнер, которая в свое время обещала построить из Австрии европейскую крепость на пути беженцев, нанес визит в Берлин своему немецкому коллеге Томасу де Мезьеру. Тон общения демонстрировал, что Вена хотела бы оставить недавние разногласия в прошлом и ищет примирения, а также поддержки Германии в урегулировании недоразумений с итальянцами из-за КПП Бреннер.

Однако австрийские и зарубежные эксперты сомневаются в том, что предпринимаемые венскими политиками шаги смогут радикально изменить ситуацию с их стремительно падающим рейтингом до второго тура президентских выборов, намеченных на 22 мая.

В финале 45-летнему Норберту Хоферу будет противостоять 72-летний экономист Александр Ван дер Беллен, который опирается на партию «Зелёных». И хотя его кандидатуру призвал поддержать нынешний канцлер Файман, шансы Ван дер Беллена на победу оцениваются как минимальные, поскольку на стороне соперника не только молодость — Хофнер умело пользуют антимиграционные настроения части австрийского общества, призывая «возродить страну, в которой исламу не будет места».

Исход президентских выборов в Австрии может оказать значительное влияние на политическое будущее страны, ведь за ними в 2018 году последуют выборы в парламент. В любом случае, как считают австрийские СМИ, уже сейчас ясно, что «время народных партий — SPÖ и ÖVP — прошло».

Authors

*

Top