Сторонники германской PEGIDA создают организации в разных странах Европы

Дебютировавшее в Дрездене 27 октября 2014 года движение PEGIDA (Patriotische Eurouper gegen die Islamisierung des Abendlandes – «Патриотические европейцы против исламизации Запада») в январе с.г. вышло за пределы Германии и обзавелось филиалами в ряде западноевропейских стран. Конечно, всем им пока очень далеко по численности до саксонцев, 12 января с.г. преодолевших планку в 25 тыс. участников манифестации в одном отдельно взятом городе.

18 января в Монпелье, одном из крупнейших городов юга Франции и восьмом по численности населения в стране, недавно созданная ячейка PEGIDA вывела на улицы 60 человек. В тот же день у мэрии Бордо собрались 30 борцов с исламизацией. Днем позже акции «патриотических европейцев» прошли в Скандинавии, в Норвегии (70 человек в Осло) и Дании (200 человек в Копенгагене, 30 – во втором по величине городе страны Орхусе и 100 – в крупном порту Эсбьерг). 2 февраля австрийское отделение PEGIDA собрало 400 человек на площади перед собором Святого Стефана в центре Вены.

На 28 февраля намечена акция сторонников этого движения в британском Ньюкасле, на 7 марта – в бельгийском городе Вервье. Стоит отметить, что Вервье находится в регионе Валлония, а ранее заявку на такой же марш 26 января в Антверпене подала партия «Фламандский интерес», выступающая за отделение фламандских земель от католического юга Бельгии. Правда, тогда мэрия Антверпена отказалась согласовать акцию из-за опасений терактов исламистов. Из сходных соображений были запрещены акции PEGIDA в Мадриде 12 января у главной мечети испанской столицы и 18 января на площади Биржи в центре Парижа. Однако, как видим, география нового движения уже весьма широка.

Зачинщики – праворадикалы?

Самое интересное – социология движения, прежде всего в Дрездене, а также в других немецких городах, где проходили аналогичные акции (иногда под прежним брендом PEGIDA, иногда под местным – BOGIDA в Бонне, LEGIDA в Лейпциге и т.д.). Западные СМИ, разумеется, обращают внимание прежде всего на присутствие на этих демонстрациях ультраправых активистов. Немецкие антифашисты упоминают на своих интернет-ресурсах присутствие на акциях PEGIDA видных членов неонацистской Национал-демократической партии Германии (Nationaldemokratische Partei Deutschlands, NPD).

На второй акции PEGIDA, прошедшей в Дрездене 27 октября 2014 года и собравшей около 500 человек, присутствовали Дитмар Граль и Андреас Клозе. Первый – заместитель главы городского отделения NPD, а второй – член его совета. На митинге 17 ноября 2014 года, собравшем 5,5 тыс. участников, был замечен Рене Деспанг, член дрезденской NPD с 1996 года, в нулевые годы занимавший пост ее председателя, в 2006–2009 годах представлявший ее в ландтаге Саксонии. На акции 17 ноября в объективы фотокамер попал и Ларс Кречмар, президент воссозданного в 2009 году футбольного клуба «Локомотив» (Дрезден). В ноябре 2013 года Кречмар, как отмечали местные СМИ, призывал к участию в факельных шествиях, проходивших в городе Шнееберге в Рудных горах Саксонии и направленных против размещения беженцев из-за границы в старых армейских казармах города.

Тогда в городке с населением всего 15 тыс. человек первая же протестная акция, скоординированная через группу, созданную в Facebook заместителем главы местного отделения NPD Стефаном Хартунгом, собрала более тысячи человек. Последующие акции удвоили число участников. Через какое-то время марши, фактически бывшие предвестниками PEGIDA, сошли на нет из-за контракций антифашистов, которые съезжались в Шнееберг со всей Германии.

Футбольные фанаты, которые в Германии часто придерживаются ультраправой идеологии и в 2014 году проводили акции Hooligans gegen Salafisten («Хулиганы против салафитов»), крупнейшая из которых собрала 25 октября в Кельне 4,5 тыс. человек (см. «НГР» от 19.11.14), появляются и на нынешних дрезденских митингах. «На акциях PEGIDA присутствовали члены фанатских группировок ФК «Динамо» (Дрезден) «Хулиганы Флоренции на Эльбе», «Кулак Востока» и «Восточный Дрезден», некоторые даже в фирменных «динамовских» черно-желтых шарфах на шее», – отметили 20 января с.г. журналисты берлинской Die Tageszeitung, исследовавшие роль футбольных ультрас в этом движении. Они же отмечают, что соорганизаторами и ораторами на акциях LEGIDA – самого успешного аналога PEGIDA, уже на первой акции 12 января собравшего в Лейпциге 4,8 тыс. человек, а 21 января в три раза больше, – были 40-летний Марко Прагер и 51-летний Сильвио Реслер. Прагер – давний фанат ФК «Локомотив» (Лейпциг) и член ее близкой к праворадикалам группировки ультрас «Сценарий Локо». Реслер – активный участник фан-движений ФК «Саксония» (Лейпциг), закрытого в 2011 году из-за финансовых проблем, и его главного наследника, районного клуба ФК «Лейпциг-Лоч». В 2013 году Реслер был одним из подателей петиции против строительства в Лейпциге мечети. «Как футбольные болельщики Реслер и Прагер никогда не были на демонстрациях LEGIDA одиноки, – пишут берлинские журналисты, – «старая гвардия» фанатов «Локомотива» и «Лейпциг-Лоч» всегда шла в их авангарде».

С другой стороны, в численном отношении фанаты и члены ультраправых движений составляют лишь небольшую часть участников антиисламских акций. «По данным полиции, там присутствует от 400 до 500 ультраправых экстремистов и склонных к насилию футбольных фанатов ФК «Динамо» (Дрезден)», – отметил в «Немецкой волне» 12 декабря 2014 года, после преодолевшей рубеж в 10 тыс. человек акции «патриотических европейцев», профессор политологии Дрезденского технического университета Вернер Патцель. Присутствие подобной публики на акциях PEGIDA признал тогда же и их инициатор Лутц Бахман, сообщивший со ссылкой на свои источники в полиции, что на указанной акции было 25 членов неонацистских организаций и 120 футбольных фанатов. В общем числе демонстрантов это – капля в море. «Конечно, мы дистанцировались от этих людей», – подчеркнул Бахман в телеинтервью, опубликованном 11 декабря 2014 года на YouTube-канале газеты Junge Freiheit. Можно указать и другой пример – лидер венской акции PEGIDA 28-летний студент философии Георг-Иммануэль Нагель подал в отставку со своего поста из-за того, что некоторые из принявших участие в демонстрации вскидывали правые руки в нацистском салюте и кричали «Хайль Гитлер!»

В организационном плане участие ультраправых в дрезденской PEGIDA также малозаметно. Данило Староста, возглавляющий в Культурном центре Саксонии (Kulturburo Sachsen) отдел по борьбе с правым экстремизмом, так ответил в декабре на вопрос журналиста Die Tageszeitung о том, какую роль играют в организации маршей PEGIDA правые экстремисты: «Фактически – никакую». Региональные отделения PEGIDA, возникающие без какого-либо контроля за ее «франшизой» (каким-то образом «авторизовал» свое отделение только вышеупомянутый Нагель, ранее уже сотрудничавший с выходящим в саксонском городе Хемниц журналом Blaue Narzisse, с которым был связан и Бахман), в ряде случаев возглавляют представители местных правых партий. Например, глава боннской BOGIDA – член партии «Гражданское движение за Северный Рейн – Вестфалию» Мелани Дитмер. Напомним, что кельнский депутат от той же антиисламски настроенной правопопулистской партии Доминик Реслер в октябре 2014 года был заявителем митинга Hooligans gegen Salafisten. Дитмер как представитель от немецкого движения присутствовала и на учреждении в Париже 19 января французской PEGIDA.

Франция на «ланч»

Среди организаций, решивших продолжить во Франции успешно дебютировавшее в соседней стране начинание, есть как ратующие за лаицизм и республиканские ценности движения, так и ультраправые группы. Каждая из этих сил, разумеется, видит исламизацию страны одной из основных угроз.

В парижскую коалицию создателей PEGIDA вошло движение «Светский ответ», в 2010 году организовывавшее проведение на улицах французской столицы «республиканских ланчей» с демонстративным употреблением в пищу свиных колбас и вина – в пику мусульманам, которым религия запрещает употребление указанных продуктов. Первоначально «ланч» планировалось провести 18 июня 2010 года на бульваре Барбес, поблизости от находящейся там мечети. Место это было выбрано не случайно: французское общество еще находилось под огромным впечатлением появившейся на YouTube видеозаписи массовых молитв мусульман на проезжей части бульвара, происходивших в октябре 2009 года и вызвавших даже разговоры о «мусульманской оккупации» страны. «Ланч», чреватый столкновениями с мусульманами, в итоге был согласован на площади Шарля де Голля в центре города, где собралось несколько сотен человек. Вторая акция собрала 4 сентября 2010 года на парижской площади Биржи до тысячи человек – от обычных горожан до видных членов ультраправых организаций и – да-да! – бойцов еврейской самообороны.

«Блок идентичности» – еще одна организация, выступавшая соорганизатором «республиканских ланчей» в 2010 году, а ныне вошедшая в парижскую коалицию антиисламистов под брендом PEGIDA. С «Блоком» связан ряд движений по всей стране. Создан он в апреле 2003 года участниками ультраправого «Объединения радикалов», запрещенного после того, как один из его членов, Филипп Брюнери, на параде 14 июля 2002 года попытался выстрелить в президента Франции Жака Ширака из малокалиберной винтовки. Тогда лидер радикалов Фабрис Робер пообещал создать новое движение – «более широкое, легальное и открытое». Его идеологической базой стала все та же борьба с исламизацией, которую ныне демонстрирует PEGIDA, только на более низовом, обывательском уровне – кампании против предлагающих халяльные продукты ресторанов Quick (французский аналог MacDonald’s), раздача беднякам на улицах Парижа и Ниццы свиного супа и т. д. Свинья (точнее – кабан) как символ противостояния с исламом даже стала официальным символом организации.

С «Блоком» тесно аффилирована действующая в историческом южном регионе Лангедок «Лига Юга», регулярно выступающая на местных выборах (впрочем, не с самым большим результатом, тем более что она соперничает с куда более известным «Национальным фронтом» и целым рядом подобных организаций. Лидер «Лиги Юга» Роже Рудье еще до конференции в Париже организовал в Монпелье акцию PEGIDA. «Немецкий пример дает нам надежду, – пояснил он в интервью Figaro, – они начинали со 150 человек и выводят сейчас 25 тыс. Мы обязательно сделаем так же». Рудье рассказал журналистам, что сам когда-то участвовал в акциях подобного рода: «В 2008 году я поддерживал ассоциацию «За Кельн», боровшуюся против исламизации Германии, и вместе с ними участвовал в протестах против строительства мечети. Нас собралось мало, и я вернулся во Францию, решив, что больше нечего ожидать от немцев, согнутых под тяжестью своей истории».

«Лига», как и действующие в южных регионах Франции организации вроде «Молодых националистов», тесно связана с молодежной праворадикальной субкультурой. Как отмечает выходящее в Лангедоке издание L’independent, ее члены «связаны с расистскими нападениями» на иммигрантов. Один из членов и даже сын вождя «Лиги» – Оливье Рудье – в 2011 году с товарищем напал на группу мусульман, за что на полгода угодил в тюрьму. Его старший брат Марсьяль Рудье в 2013 году получил четыре года условно за удар ножом, нанесенный в спину антифашисту. Сам Роже довольно долго возглавлял комитет помощи попавшим в тюрьму неонацистам и ушел с этого поста лишь в 2009 году под давлением федерального руководства «Блока идентичности», передав бразды правления комитетом сыну Марсьялю.

Консерваторы уходят «вправо»

Однако на улицы Дрездена выходят в основном обычные бюргеры. Это видно и по видеозаписям с места событий, которых предостаточно в Интернете, но есть и соцопрос Дрезденского технического университета, чьи сотрудники опросили 400 участников акций 29 декабря 2014 года и 5 и 12 января с.г. По их данным, среднестатистический сторонник PEGIDA – мужчина в возрасте около 48 лет и с доходом выше среднего по региону. «В Дрездене марширует средний класс», – резюмировал 14 января с.г. итоги их исследования Spiegel Online. «Конечно, это не те, кто обычно голосует за зеленых, левых или социал-демократов, но они не экстремисты», – говорит профессор Вернер Патцель. В основном, как отмечают эксперты, это бывшие избиратели либо христианских демократов, которые при правившем в 1982–1998 годах канцлере Гельмуте Коле активно поощряли возвращение осевших в Германии турок на историческую родину, либо Свободной демократической партии, коалиция с которой обеспечила пребывание ХДС/ХСС у власти в те годы. Эта консервативно-либеральная партия, некогда популярная среди мелкой буржуазии, в начале 2010-х годов фактически сошла с политической сцены.

Одним из политических проектов, возникших на почве борьбы с исламизацией, стало создание в октябре 2010 года Партии гражданских прав за большую свободу и демократию, чаще именуемой просто «Свобода». Ее основателем и первым председателем стал Рено Штадкевиц, перед этим исключенный из ХДС (во фракции которой в парламенте Берлина он состоял с 2001 года) за приглашение в Берлин для выступления главы нидерландской Партии свободы Герта Вилдерса. Партия, пытавшаяся «оседлать» волну, поднятую в немецком обществе публикацией книги Тило Саррацина «Германия: самоуничтожение» (см. «НГР» от 20.10.10), в 2011 году приняла участие в выборах в парламент Берлина с лозунгами «нулевой толерантности» и «прекращения исламизации», но собрала лишь 1% голосов. Неудачными оказались для нее и прочие земельные выборы, после чего партия начала стремительно терять сторонников, и в октябре 2013 года Штадкевиц ушел в отставку. На его место пришел Майкл Штюрценбергер, в 2003–2004 годах занимавший пост пресс-секретаря главы мюнхенского отделения правящей в Баварии партии Христианский социальный союз (ХСС). Бывший христианский социалист развернул «Свободу» вправо, заключив альянс с Республиканской партией на прошедших весной 2014 года выборах в Европарламент и местных выборах в Баварии. 15 ноября 2014 года Штюрценбергер выступал на митинге Hooligans gegen Salafisten в Ганновере, собравшем до 1,5 тыс. человек, а в январе с.г. создал и возглавил баварское отделение PEGIDA.

Дрезденская же PEGIDA достаточно тесно связана с партией «Альтернатива для Германии», созданной в 2013 году другими видными выходцами из ХДС. Так, член ее федерального руководства Александр Гауланд, который привел партию к победе на выборах в ландтаг Бранденбурга 14 сентября 2014 года с 12,2% голосов, в 1987–1991 годах, будучи членом ХДС, руководил канцелярией земли Гессен. 15 декабря 2014 года Гауланд участвовал в марше PEGIDA в Дрездене, заявив перед этим Suddeutsche Zeitung: «Мы естественные союзники этого движения». Сходную позицию занимает и глава партийного отделения и фракции в саксонском ландтаге Фрауке Петри. Одним из руководителей PEGIDA с самого зарождения движения был Ахим Экснер, являвшийся также членом совета отделения «Альтернативы для Германии» в Дрездене. В прессе назывались и другие примеры сотрудничества видных функционеров этой стремительно набирающей популярность новой партии с «патриотическими европейцами». Как отметила 12 декабря 2014 года «Немецкая волна», «Альтернатива для Германии», которая «изначально позиционировала себя как евроскептическая, становится все более и более националистической». В определенной степени это, судя по всему, отображает и общее «поправение» консервативного немецкого электората на фоне увеличения доли мусульманских иммигрантов в стране. Нечто похожее наблюдается и в Дании, где организатором акций PEGIDA в Копенгагене стал Николай Стеннелс, в 2013 году выдвинутый в парламент от консервативной Датской народной партии.

Насколько успешной окажется попытка распространить митинги «патриотических европейцев» за пределы Саксонии, сказать сложно. «Мы не сможем повторить немецкие митинги во Франции, – сказал лидер «Блока идентичности» Фабрис Робер в интервью журналу L’Express. – Можно вывести на улицы десятки тысяч людей с колясками для защиты семейных ценностей, но не против ислама». Поэтому, по его словам, более резонансными, чем малочисленные митинги, являются акции вроде захвата в 2012 году молодыми активистами «Блока» крыши строящейся мечети в Пуатье, откуда они свесили большой баннер с цифрой 732 – годом, когда франкский полководец Карл Мартелл разбил под этим городом арабскую армию и остановил продвижение мусульман вглубь Европы.

Автор: Владислав Мальцев, Источник

ПУБЛИКАТОР

.

Top