Треть российских городов не полностью обеспечены канализацией

Специалисты географического факультета МГУ исследовали особенности отечественной урбанизации. Оказалось: почти треть российских городов — города только по названию, а на деле по всем признакам села. Еще один парадокс: статус город/село определяется не фактической урбанизацией, а всего лишь административными упражнениями. Чтобы понять, где же проходит грань между городом и селом и кто именно ее стирает и чертит заново, "Огонек" поговорил с автором исследования и съездил в населенный пункт, который за последний век побывал городом, селом, поселком городского типа, а с 2001-го вновь обрел городской статус

О парадоксах российской урбанизации "Огонек" поговорил с одним из авторов исследования, ведущим научным сотрудником кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Аллой Махровой

— Что вообще с научной точки зрения можно считать городом?

— Город, поселок городского типа, село — у нас все это вещи условные. Во многих случаях поселения считаются городскими чисто исторически. Так, Верея Московской области, где живет меньше 5 тысяч человек, город, а гораздо более крупные подмосковные поселки числятся сельскими поселениями. На юге России огромные станицы на 30-40 тысяч жителей тоже имеют сельский статус. Впрочем, такое происходит не только у нас. В Китае, например, многие населенные пункты, которые по всем признакам могли бы называться городами, остаются селами. Единых на весь мир правил, что считать городом, тем более не существует. Даже в ООН, подсчитывая уровень урбанизации, берут для каждой страны ее национальные критерии.

— И какие сейчас в России национальные критерии?

— В 2003 году принят закон о местном самоуправлении. Теперь города, как единицы муниципального управления, бывают двух видов: городские округа и городские поселения в составе муниципальных районов. Во втором случае району и городу приходится делить бюджеты и полномочия, поэтому районам, конечно, выгоднее быть городскими округам. Но тогда в районе не может быть больше одного городского населенного пункта. Поэтому, когда, например, в Химкинском районе решили, что хотят стать городским округом, они "убили" город Сходню и ликвидировали ПГТ Фирсановку. То же самое произошло с Домодедовским районом. А вот в Одинцовском районе не вышло: другие города оказали там сопротивление и городского округа не получилось. В итоге с 1989 по 2010 год число поселков городского типа в России снизилось с 2193 до 1286. А вот число городов довольно стабильно. Одни утрачивают статус, другие приобретают, но общая цифра колеблется в пределах 1100. Каждый регион сам определяет критерии города или не имеет их вовсе, так что все разговоры о "типовых чертах" весьма условны, о "городской среде" речи не идет: в очень многих российских городах образ жизни абсолютно сельский.

— И сколько же таких "промежуточных" городов в общем числе?

— Как минимум треть российских городов можно считать такими "недогородами" или "полугородами". Особенно высок их процент среди малых городов, то есть городов, где меньше 50 тысяч жителей. Тут к "настоящим" можно отнести немногих, в основном промышленные города и города-спутники, возникшие в советское время. А так обычная картина: приезжаешь в малый город, а там двухэтажные и пятиэтажные дома, и у всех есть огородики. Только грядки эти не поддаются подсчету, нет нормальной статистики. Поэтому мы взяли для определения уровня бытовой урбанизации самый простой из имеющихся критериев — обеспеченность канализацией. Проще говоря: если удобства на огороде — это уже точно не город. По этой шкале и получается: полноценные города на 99 процентов оснащены водоотведением; "полугорода" — на 90-99 процентов, а "недогорода" — на 70-90 процентов. Есть еще и так называемые деревенские города с показателями ниже 70 процентов. Так вот, у нас больше трети городов не совсем города.

— А если взять за основу не канализацию, а, скажем, структуру занятости населения. Показатели изменятся?

— Тут тоже нет подходящей статистики. Усложняется это тем, что недавно Россия перешла с классификатора отраслей народного хозяйства на классификатор видов экономической деятельности. Кроме того, плохо учитывается отходничество — еще одна важная характеристика российской урбанизации. Между тем в отходничество у нас в стране вовлечены миллионы людей. Особенно много в сельской местности и малых городах, где процент уехавших на заработки может доходить и до четверти населения. Некоторые регионы специализируются на отдельных видах деятельности. Например, женщины из Пензенской области часто устраиваются сиделками в больших городах. А из Нижегородской области едет много строительных бригад. В условиях, когда молодое поколение уезжает, население стареет.

— Движение идет только в одну сторону?

— Нет, в малые города, где хорошие условия жизни и хорошая транспортная доступность, охотно переселяются на лето, а то и на круглый год жители главных городов. Особенно пенсионеры и те, у кого удаленная работа. Причем вторым дачным жильем не обязательно становится дом, иногда, например, квартира в пятиэтажке. Этот российский феномен дальних дач превращает многие города в дачные поселения. В Осташкове, в удаленных городах Костромской области формируется местное локальное дачное сообщество. В Псковской области московские дачники обычно селятся от южного побережья Чудского озера до Изборска и в Пушкиногорском районе, а петербуржцы и мурманчане — на юге области. Дачники пытаются влиять на местную жизнь, а также генерируют спрос на развитие торговли, сферы услуг, создают рабочие места.

— И на каком этапе сейчас российская урбанизация? Процесс все еще развивается?

— Можно наблюдать признаки разных стадий. С одной стороны, быстро растут крупные городские центры, то есть у нас крупногородская урбанизация. С другой стороны, очень активно развиваются и пригородные зоны. Однако это не стандартная субурбанизация, не переселение из центра в пригороды: люди приезжают из провинции в пригороды крупнейших городов, потому что не могут позволить себе городское жилье. Все это усугубляется ежегодными миграциями городского населения на дачи. При этом процесс крупногородской урбанизации у нас в стране уже несколько раз откатывался назад. В 1920-е годы урбанизация сменилась дезурбанизацией. То же самое было в послевоенный период. И в третий раз — в начале 1990-х годов.

Беседовал Никита Аронов
Источник: http://kommersant.ru/doc/2827541

Authors

*

Top