Украина и европейские правые

В Украине уже стало трендом возмущаться по поводу «пророссийской позиции» националистических сил Европы. Разоблачение «европейских праворадикалов» как «агентуры Путина» превратилось в привычную работу контролируемых олигархией либеральных СМИ. Произведенные в СМИ штампы становятся популярными среди значительного процента населения. Даже в националистической среде можно встретить риторику в стиле «они нас предали».

На самом деле, тема Украины и право-радикальных сил в Европе довольно сложна. Сложной, но очень важной в условиях, если украинские националисты не планируют прекращать революционной борьбы.

Прежде всего, нужно сказать, что тезис про тотально промосковскую (и, соответственно, антиукраинскую) настроенность европейских правых - это ложный и, в значительной степени, искусственно сформированный стереотип. Довольно выразительную промосковскую настроенность имеют венгерский «Йоббик», болгарская «Атака», греческая «Золотая заря», французский «Национальный фронт». Более того, каждая из названных партий получала определенные финансовые вливания со стороны Кремля. Также промосковскую риторику можно было слышать из уст представителей Британской национальной партии и итальянской «Новой силы». Однако названные партии отнюдь не исчерпывают перечень правых сил в Европе. Многие европейские националисты, несмотря на все нюансы, о которых мы поговорим позже, поддерживали Майдан и сейчас поддерживают Украину в войне с Россией. Формы поддержки были и остаются разными: поездки на Майдан, проукраинские освещения событий на своих информационных ресурсах, уличные акции, финансовая поддержка, участие в военных действиях в качестве добровольцев. Проукраинскую позицию имеет большинство представителей итальянского движения «Каса Паунд» (CasaPound), активно поддерживала Майдан скандинавская «Нордическая молодежь» (Nordisk Ungdom), за проукраинские уличные акции можно поблагодарить «Национально-революционное действие» (ANR) в Испании, а также отдельные националистические группы во Франции.

Говоря о распределении правых движений Европы на промосковские и проукраинские, стоит отметить несколько моментов.

Во-первых, даже те силы, которые в целом не являлись приверженцами Майдана, нельзя оценивать однозначно. Например, лидер Британской национальной партии Ник Гриффин в одном из интервью положительно отозвался про «Правый сектор», отметив, что эта политическая сила на Майдане создавала альтернативу проатлантически настроенной либеральной оппозиции.

Во-вторых, огромным позитивом является то, что украинских националистов поддержало немало «маргинальных», а, следовательно, по-настоящему революционных сил. Обратимся к примеру Франции. Тот же «Национальный фронт», который считают пропутинским, является, фактически, оппортунистическим, национал-популистским движением. Вписывания в пределы демолиберальной «политкорректности» и игры по правилам системы сказались «Национальному фронту», и сейчас он выглядит примерно так же, как в 90-е годы Народный рух Украины выглядел на фоне «Тризуба» или УНА-УНСО. Зато «уличные правые», среды вроде Génération Identitaire демонстрируют большую националистическую и революционную последовательность. Именно раздробленные правые «маргиналы» - идентитеры, роялисты, католики-традиционалисты - сегодня стоят в авангарде борьбы против лево-либеральной диктатуры Франсуа Олланда. Достаточно вспомнить активные акции протеста против законов, направленных на утверждение гомодиктатуры: именно «уличные правые», а не «Национальный фронт» дали понять, что Франция еще не стала на колени. Сегодня они только «маргиналы», завтра они могут сыграть решающую роль в жизни Франции так же, как в жизни Украины зимой такую роль сыграл «Правый сектор», образовавшийся из малоизвестных для широкой общественности организаций и движений.

В-третьих, европейские правые уже оказывались «по разные стороны баррикад» через различные национальные симпатии. Так, в частности, было во время конфликта на Балканах, когда одни европейские националисты поддерживали хорватов, а другие - сербов.

Нужно осознавать, что сейчас существуют достаточно объективные основания для того, чтобы рядовой европейский национал-революционер занимал промосковскую, а не проукраинскую позицию. Те европейские правые, которые поддерживают Украину, в каком-то смысле плывут против течения. Думаю, не один украинский националист, оказавшись на месте западных идейных соратников, поддерживал бы Путина, а также негативно относился к Майдану. Для этого существует ряд причин.

Причина первая - взгляд на Россию как на «правую» страну. Задыхаясь в вони либерализма, европейские правые хотят верить, что альтернатива такому положению вещей существует не только в их мечтах, но и в реальности. Соответственно, часть из них воспринимает Россию как белую, консервативную, националистическую страну, которая сопротивляется новому мировому порядку и является врагом США и ЕС.

Конечно, это только мечты. В «белой» и «националистической» России европейское население вытесняется выходцами из Азии, а за сопротивление политике мультикультурализма за решеткой находится огромное число представителей правого движения. «Консерватизм» путинского режима - всего лишь фарс; общество консолидировано вокруг советской (а не дореволюционной) мифологии, показатели религиозности населения скудны. Несмотря на возрожденный образ «загнивающего Запада», общество вестернизировано в культурном плане.

Промосковски настроенные европейские правые всего этого не понимают. Они смотрят на Россию наивными глазами и верят в то, во что им хочется верить. В поддержку такой веры направлен один из сегментов внешней московской пропаганды.

Причина вторая - проатлантические иллюзии украинцев. Наверное, большинство украинских националистов ненавидят ЕС не меньше, чем националисты Греции, Испании, Франции и других европейских стран. Однако не стоит отрицать того факта, что в целом Майдан имел «евроинтеграционный» имидж, ведь националисты хоть и представляли собой авангард протеста, находились в меньшинстве. Навязывание украинцам ложных геополитических ориентаций сработало, и на Майдане многие участники акций протеста вполне искренне держали в руках флаги ЕС. Предыдущая пропаганда дополнялась тем, что «владельцы сцены Майдана» (оппозиция и «общественные диджеи» вроде Лыжичко) упорно старались не выпускать протест из силового поля концепции «Евромайдана». Такой же стратегии придерживались СМИ.

Некоторые европейские националисты сумели понять, что, выходя на Майдан, украинцы не столько стремились к евроинтеграции, сколько выражали свой протест против коррупции, несправедливости, нахального поведения либерально-олигархической власти. Зато другие всего-навсего увидели в Майдане наивное стремление сделать Украину частью евросовка. Соответственно, первые поддержали Майдан, вторые - осудили.

Причина третья - ошибки украинских националистов. В отличие от России, которая на государственном уровне в течение длительного времени ведет работу среди европейских правых, украинские националисты запустили работу на этом отрезке фронта. Определенные успехи в деле сотрудничества с европейскими правыми демонстрировала «Свобода». Неплохие результаты «Свободы» на парламентских выборах 2012 года приветствовала не одна националистическая сила Европы. Однако довольно скоро европейских правых ждало разочарование: «Свобода» поддержала евроинтеграционный курс Януковича, а во время Майдана слишком тесно сотрудничала с либеральной оппозицией. Больше вреда, чем пользы принес англоязычный официальный сайт «Свободы» - позиционированием «Свободы» в англоязычной среде почему-то занимались не националисты, а люди, которые пытались создать «бело-пушистый» образ своей партии.

Во время Майдана ситуацию несколько исправил «Правый сектор», который издал несколько англоязычных документов с четким разъяснением своих идеологических принципов (подобную роль сыграли отдельные интервью лидеров движения). Однако в дальнейшем систематическое сотрудничество с западными правыми не было налажено. Не обошлось и без определенных «ляпов» (вроде произраильской акции с участием бывшего члена «Правого сектора» Андрея Денисенко или непутевых заявлений и комментариев экс-спикера движения Борислава Березы).

И до, и во время, и после Майдана украинские националисты серьезно недорабатывали в нескольких направлениях:

А) Пропаганда интеллектуального наследия украинского национализма (особый акцент на антилибералистичных, консервативно-революционных, традиционалистских моментах националистического дискурса).

Б) Освещение роли Украины в борьбе с большевизмом в прошлом.

В) Мессианское позиционирование Украины.

Г) Разрушение «евроинтеграционного» образа Майдана; четкое освещение задач, которые ставили перед собой националисты, присоединившись к акциям протеста и пытаясь их возглавить. Акцент на том, что революционная борьба не закончилась, а была приостановлена вследствие московской агрессии; отграничение от нынешней олигархической элиты.

Д) Разрушение иллюзий в отношении России.

На фоне сказанного становится понятно, почему европейские правые не ответили на события Майдана и последующей войны тотальной проукраинской позицией. То, что часть западных национал-революционеров поддержала Украину, является следствием их прозорливости, но отнюдь не целенаправленной работы украинских националистов. Возможно, украинские националисты «купили» своих западных идейных соратников собственной жертвенностью и тактическими победами (наверное, не один националист на Западе с завистью смотрел на видео и фото уличных боев в Киеве). Однако, будучи в центре внимания и обладая определенными финансовыми и человеческими ресурсами, можно было достичь гораздо большего.

Заканчивая раскрытие темы Украины и европейских правых, обратим внимание на еще два вопроса. Во-первых, почему украинцам так активно навязывают образ пропутинских националистов, и какие это имеет последствия? Во-вторых, насколько важно для украинских националистов сотрудничество с националистами Европы?

Начнем со второй части первого вопроса. Формирование образа «националистов - агентов Путина» создает такую информационную матрицу, которая осуждает национализм в целом, а следовательно - объективно вредит украинскому националистическому движению. Подобную роль играет риторика про «авторитарный», «националистический» и даже «фундаменталистский» путинский режим. Вместо того чтобы показывать необольшевистские черты современной России, СМИ создают карикатурный фантом. Ударяя по России не из консервативных и националистических позиций, а с позиций отчетливо либералистических, отечественные СМИ тем самым бьют по украинскому национализму.

Какова причина такого положения вещей? С одной стороны, мы должны осознавать, что дискурс, в рамках которого происходит профессиональное становление украинских журналистов, довольно далек от националистических идей. С другой стороны, не является лишенным смысла предположение, что владельцы и верхушка ведущих СМИ, будучи негативно настроенными к националистическому движению, проводят соответствующую информационную политику, причем их методы довольно изощренны. Без этого предположения трудно объяснить, почему СМИ создают образ тотально пропутинских «праворадикалов» и не говорят, что «ДНР» и «ЛНР» имеют активную поддержку со стороны европейских антифашистов (достаточно вспомнить о регулярных промосковских акциях итальянской антифашистской группировки «Banda Bassoti», нападения антифашистов на украинсцев в Испании или участие испанских антифашистов в военном конфликте на стороне «Новороссии»).

Говоря о том, насколько важно для украинских националистов сотрудничество с правыми силами Запада, должны отметить, что такое сотрудничество не является самоцелью. Это важно с точки зрения: а) реализации националистических идей в Украине, б) реализации глобальных целей украинского национализма («Новейшая Реконкиста», воскресение Европы или, по крайней мере, налаживание действенного сопротивления новому мировому порядку).

Прежде всего, скажем несколько слов о пользе от сотрудничества с западными правыми в оперативно-тактической плоскости. Имея большую поддержку со стороны европейских националистов, националистическое движение в Украине могло бы рассчитывать на большую финансовую и материально-техническую помощь во время войны, широкомасштабное участие в военных действиях западных добровольцев (в том числе с военным опытом), проукраинские публичные акции в европейских странах, удар по российским позициям в Европе. Сегодня мы все это имеем - и эпизодическую финансовую поддержку, и правых добровольцев, и проукраинские акции. Но масштабы поддержки не такие, как хотелось бы.

Теперь - о стратегических перспективах сотрудничества. Победа в Украине националистической революции означает ее большую или меньшую изоляцию со стороны западных демолиберальных режимов и международных структур. Даже если националисты, которые придут к власти в результате революции, пойдут на частичный конкордат с западными государствами и международными организациями, полностью избежать изоляции не удастся (ярким примером такой частичной изоляции является история франкистской Испании). Фавориты современного мира, те силы, которые формируют новый мировой порядок, являются не просто врагами Украины или национализма, но и врагами нации как таковой. Они являются врагами нации, христианской религии, семьи, традиционной морали и, в конце концов, самого человека. Националисты, если они действительно хотят быть националистами, вынуждены противостоять этим силам. Соответственно, в случае победы националистов будет вынуждена противостоять этим силам и Украина в целом. А в противостоянии с силами декаданса необходимо иметь максимально широкий круг союзников.

Чтобы увеличить шансы на осуществление революции в Украине, а также сохранение ее результатов, украинские националисты должны сотрудничать с антилибералистичними силами Запада. Идеальным является вариант, когда националистические революции состоятся параллельно или с небольшим отрывом во времени в нескольких европейских странах. Это позволит сразу же создать блок и защитить достижения этих революций. При отсутствии такого блока националистические движения других стран должны играть роль украинской «пятой колонны». Программой-минимум для этих «пятых колонн» должна быть дестабилизация жизни в странах либеральной демократии. Программой-максимум - успешное совершение революции и последующий приход к власти (кстати, участие западных добровольцев в военных действиях на территории Украины является, в частности, полезным под тем углом зрения, что они смогут получить в Украине военный опыт, который пригодится им для дальнейшей революционной борьбы).

Наконец, мы должны смотреть на мир реалистично и осознавать, что победа консервативно-националистической революции ни в Украине, ни в других странах Европы не является гарантированной. Вполне вероятен вариант «Дальше будет только хуже». При таких условиях правые силы должны приложить максимум усилий, чтобы создать как можно более глобальную сетевую структуру сопротивления этому «прекрасному новому миру», который приближается.

Игорь ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ, руководитель Полтавского отделения «Правого сектора»

ПУБЛИКАТОР

.

Top