Услышать большинство

USA_Houses_ManhattanNew_356745

Сегодня среди людей, называющих себя правыми развернулась дискуссия относительно того, каким же должен быть правый взгляд на мораль сегодня. При этом более всего заметны два следующих тренда: христианский консерватизм с прицелом на восстановление такого порядка вещей, который был, скажем, в США 50-х годов и "новые правые" с лозунгами в духе "мы против мусульман, потому что они обижают евреев и геев". В частности, недавно с программными заявлениями по теме выступили такие авторы, как Димитрий Саввин и Роман Вольнодумов. Между тем, вероятно, пора посмотреть на проблему с какого-то свежего ракурса. Что по мере сил я и попытаюсь сделать.

Вызов урбанизации.

Начнем разговор с истории вопроса. Традиционная мораль сложилась в аграрном обществе и была ему просто необходима. Сами посудите, сельское хозяйство - дело, которым лучше заниматься семьей, желательно большой. Рук там требуется много: надо и грядку прополоть, и корову подоить и еще сделать 100500 разных дел. И, конечно, никто не сделает все это лучше членов семейства: они знают, что работают на себя со всеми вытекающими. Если, конечно, семья крепкая. А сексуальная распущенность для аграрного общества означала бы полный развал экономики. Кроме того, высокая зависимость крестьянина от сил природы объективно располагает к религиозности, перед лицом стихии грех не позвать на помощь высшие силы.

Однако впоследствии развитие промышленности привело к урбанизации. И если взять реалии большого города, легко увидеть следующее:

- Хозяйственный уклад семейности откровенно не способствует. Решение жилищных вопросов куда более затруднительно, чем в деревне, дети не могут сызмала работать: сначала надо получить какое-то образование, причем процесс его получения растянулся до того, что люди часто заканчивают учиться в двадцать с лишним лет. К слову, повышение возраста начала работы влечет за собой и повышение брачного возраста. Кроме того женщины часто вынуждены выбирать между карьерой и рождением детей. Продолжать можно долго. Остается лишь добавить: биологию никто не отменял.

- Зависимость горожанина от сил природы на порядок меньше, чем у крестьянина. Зато самооценка и критическое мышление благодаря образованию и не только выше. А значит, урбанизация ведет к снижению религиозности.

- Общество больших городов атомизировано. Люди часто почти ничего не знают о соседе по лестничной клетке. В результате уменьшается страх перед общественным мнением, который играл далеко не последнюю роль в поддержании традиционной морали.

Подведем итог: можно утверждать, что после урбанизации сексуальная революция - всего лишь вопрос времени. Тем же, кто уверен, мол, дело в троцкизме, культурном марксизме, советском либерализме и прочих левых течениях стоит напомнить: подобные тенденции начались раньше, чем об этом часто думают. Петербург времен поздней РИ, Нью-Йорк "ревущих двадцатых", веймарский Берлин наглядно сие показали. Просто катаклизмы, потрясшие мир с 1914 по 1945 годы притормозили процесс, да и урбанизация тогда еще не имела нынешних масштабов. Зато когда в свободном мире (про советский мир разговор отдельный) подросло первое послевоенное поколение, проблема вновь вышла на первый план.

Как оно сказалось на политической жизни западных демократий? Пожалуй, сказать, что ни у кого из правых не было никаких предложений по разрешению назревавшей проблемы – было бы явно погрешить против истины. К примеру, известный русский белоэмигрант Анастасий Вонсяцкий предложил свою модель эмансипации женщин, предоставляющую им равные права с мужчинами, за исключением права на тяжелый физический труд и выступал за равноправие внебрачных детей, настаивая при этом на принудительной регистрации гражданских браков, в которых такие дети родились.  Однако по ряду объективных причин голос тех правых, кто осознавал невозможность жить по-старому и имел видение того, как жить по-новому, звучал к тому времени не очень громко. А вот у левых... В общем, настал звездный час культурного марксизма. Это учение, основой которого стал приоритет прав всевозможных меньшинств над правами большинства в кои-то веки нашло точку соприкосновения с большинством, по крайней мере с большинством молодых горожан. А тут еще очень вовремя подоспела  война во Вьетнаме. В итоге "Make love, not war!" выстрелило тогда в Америке не менее эффективно, чем "Заводы - рабочим, земля крестьянам!" в России 1917 года.

Последствия левого поворота.

Как известно, большевики обманули рабочих и крестьян бывшей России, выиграла от Октября лишь наиболее люмпенизированная их прослойка. Что ж, история, пусть в сильно растянутом и весьма смягченном виде, повторилась. Да, поначалу все было очень весело, к слову, нагулявшиеся шестидесятники малость остепенились и проголосовали за Рейгана и Тэтчер. Однако в итоге дело дошло до полнейших безумств, прямо противоречащих интересам большинства, в т.ч. и в сфере половых отношений.

Те же ЛГБТ-активисты требуют для содомитов откровенных привилегий: положительной дискриминации при приеме на работу, запрета на какую-либо их критику и т.д. Отдельный разговор с феминистками: современный феминизм - тема не про какое-либо равноправие женщин, а про, например, запрет обнаженки в рекламе, ибо это типа эксплуатация женщин модельной внешности и дискриминация женщин внешности не столь модельной или про приравнивание, скажем, ситуации, когда мужчина уступает даме место, к сексуальному домогательству. Вообще, навязывается стереотип, что секс между мужчиной и женщиной априори является чем-то дискриминирующим последнюю.

Нельзя также не сказать о последствиях толерантного сюсюканья с лицами высокодуховной национальности. Проблема изнасилований благодаря им встала в полный рост, причем благодаря левым силам в госаппарате и особенно в СМИ расследование подобных дел стало весьма затруднительно.

Недовольство всем вышеперечисленным не может не расти, при этом левые на глазах оказываются в тупике, им нечего сказать. И посему актуален как никогда вопрос, будет ли что сказать правым.

Советская специфика.

Как известно, на территории бывшей России уже почти сто лет как все не как у людей. Здесь победил марксизм не культурный, а самый что ни на есть шариковский. И первое время большевики пытались отменить буржуазный институт семьи примерно такими же методами, как и все остальное. Однако в условиях массового выпиливания старых горожан и низком уровне урбанизации сексуальная революция сверху смотрелась абсолютно противоестественно. Когда же стало ясно, что мировая революция откладывается в долгий ящик и для начала было решено построить социализм в отдельно взятой стране, выявилась потребность в большом количестве рабов и холопов. И вот чтоб бабы их нарожали, на смену экспериментам в духе "долой стыд!" пришло полномасштабное закручивание гаек.

Вообще, в вопросах морали советская власть была очень прагматична. Когда после смерти Джугашвили партия и правительство собрались приподнять уровень жизни трудящихся, рождаемость потребовалось подсократить. Посему аборты были вновь разрешены и вскоре, благодаря атеизации, помноженной на отсутствие элементарного полового воспитания и нормальной контрацепции, приобрели огромный масштаб, до которого явно не дотягивает даже подрастерявшая в 90-е традиционные советские ценности РФ, не говоря уж о странах пресловутой "Гейропы":

111

Тем временем урбанизация к началу застоя достигла критической массы. И ситуация стала в чем-то похожа на сложившуюся в западном мире на рубеже 50-х и 60-х. С той разницей, конечно, что мораль поздней Совдепии была априори нежизнеспособна, ибо держалась исключительно на силе власти.

В перестройку и 90-е же просто случилось закономерное. Правда, политический фон нашей сексуальной революции был совсем другим, произошедшее было попыткой поворота направо, слитой оседлавшей народный порыв комсомольско-чекистской кодлой.

Что же мы имеем теперь? Во-первых, ресоветизация РФ породила попытки имитации позднесоветского ханжества под новым брендом "традиционных ценностей". Яркий пример подобного, с позволения сказать, сопротивления Евросодому:

vatasovik

Во-вторых, среди оппозиции регулярно напоминает о себе ее леволиберальное крыло, четко ориентированное на западных левых. Эти товарищи не находят ничего лучше, чем в эпоху законов Яровой, например, устроить истерику насчет высказывания известного оппозиционера-христианина, назвавшего гомосексуализм грехом. Остается лишь добавить: Путин явно поставил задачу догнать и перегнать Англию и Францию по числу высокодуховных мигрантов и потому сильно обострилась проблема сексуального насилия с их стороны. Итак, в РФ мы также имеем проблему ущемления большинства в сексуальной сфере. И ниша защиты его интересов не занята. Удастся ли правым предложить некий выход из положения? Вот в чем вопрос.

Выводы и предложения.

Подведем итог. Если левые в целом борются за права всевозможных "обиженных и угнетенных" в ущерб большинству (в т.ч. и в моральной сфере), то правые в целом борются за права большинства. И моральная сфера не должна становиться неким исключением. Но увы, и сторонники возврата в старые добрые времена, и защитники гей-парадов от бешенцев слишком часто забывают услышать большинство. Тут стоит отдельно обратиться и к первым, и ко вторым.

Христианским консерваторам стоит осознать написанное выше про вызов урбанизации и сделать выводы о том, что реально и что нереально. Подсказка: вам стоит отстаивать интересы большинства от любых посягательств левых и дикарей (от последних стоит и не самые приятные вам меньшинства иной раз защитить как минимум из соображений того, кто в доме хозяин) и, в дополнение к этому, бороться за децентрализацию, федерализацию и прочий регионализм. И тогда, быть может, в России появится свой библейский пояс, благо страна всё-таки не состоит из одних мегаполисов.

Ну а сторонникам условного Пима Фортейна скажу так. Да, вы правы в том, что вызов урбанизации нельзя игнорировать, а в большом городе вполне найдется место и ЛГБТ, и феминистски настроенным дамам. Однако следует понимать: любые попытки сочетать правый дискурс с ЛГБТ- или феминистским активизмом (т.е. чисто культур-марксистскими феноменами) - это такие же попытки соединить правое и левое, как и походы на русские марши с иконами Джугашвили. Просто между красным и белым лежит 50 оттенков розового. Попытки же сочетать несочетаемое, а именно стремление к уравниловке, будь то социальной (Отнимем побольше у кулаков и отдадим комбедам!), религиозной (У нас в городе церковь какая-то большая, нехристиане обидятся, давайте еще мечеть не меньших размеров, а в идеале – еще и храм бога Кузи!) , сексуальной (Бедные геи! Они не могут заключать браки, а это ужасная дискриминация! И гражданских союзов явно недостаточно, потому как они лишь закрепят их положение, как людей второго сорта!) или какой-либо иной и к естественному порядку вещей с его неизбежным, пусть иногда и уменьшающимся неравенством подталкивают розовых к саморазрушительному и абсурдному поведению. Собственно, русская история дала кучу доказательств того, как плохо быть розовым начиная от сменовеховцев довоенных лет и заканчивая погибшими за советский мир на Донбассе. Вы скажете, вы ни в чем таком не замешаны? Так уж и быть, признаю: на формулу "режимы приходят и уходят, а Россия остается" вы и впрямь не шибко ведетесь. Однако безоговорочная поддержка (не путать с протестом против излишне жесткого преследования – прим. Егор Ершов), оказанная многими из вас махровым левачкам из Pussy Riot, безусловно оттолкнула слишком многих от протестного движения. Более того, от симпатий к Пуськам очень недалеко до симпатий к Губельману-Ярославскому, а там дело дойдет и до разговорчиков на тему «при Ленине не все было так однозначно, просто рашист Сталин и рабский русский менталитет все испортили». Делайте выводы и вместе с вашими консервативными оппонентами сосредоточьтесь на отстаивании интересов большинства, благо по крайней мере тем, кто не застал совок в сознательном возрасте позднесоветская говномораль нафиг не нужна и, опять же, боритесь за всяческую децентрализацию, которая на руку и вам тоже.

И последнее. Лучшим доказательством верности ориентации на интересы большинства в вопросах морали является сенсационный успех Дональда Трампа. Собственно, он, пожалуй, первый известный политик, пошедший этим путем. Make our countries great again!

Егор Ершов

Authors

*

Top