Когда и как прекратила свое существование Монгольская империя?

Годом ее начала можно считать 1206-ой. В марте этого года, недалеко от истоков реки Онон собрался курултай, где Темучин был избран великим ханом с титулом Чингис-хан. Провозглашалось создание Великого монгольского государства.

Великая Монгольская империя прекратила свое существование фактически в 1388 году с гибелью последнего великого хана, толуида-чингизида по происхождению, Тогус-Тэмура, тронное имя - Усхал-Хаган, иначе Усахал-Хан (1378—1388).
А боле точнее, после 1405 году после смерти Тимура, правившего от имени чингизидов-угедеидов, уже никто не претендовал на продолжение всеобщей Империи монголов, созданной Чингисханом.

Таким образом, всего она просуществовала 182 года, по другому счету - 199 лет.

Прямые непрерывные наследники этого государства в качестве вассалов сохранялись до 1921 года в России - Хивинские и Бухарское ханства, а также до 1930-х годов в Китае - могулистанские ханства.

Из совсем необычной информации можно заметить, что Великое Княжество Московское и Великое Княжество Литовское какое-то время формально входили в состав новомонгольской державы Тимура, так как Тохтамыш, взявший Москву в 1382 году, числился на тот момент еще вассалом Тимура, а Тимур в свою очередь выплачивал символическую дань первому императору из династии Мин Чжу Юаньчжану до 1398 года. И кроме Дмитрия Донского, по неизвестным причинам, признал себя вассалом Тохтамыша и Ягайло, великий князь литовский. На картах конечно этого не увидишь, но это исторический факт.

Подробнее здесь:
"События 1335-1359, четко выделяющиеся в особый период, не могут не поражать воображение, особенно на фоне предшествующего покоя. За четверть века рухнула система всех трех западных (мусульманских) улусов Империи: один из них погиб, другой уменьшился вдвое, третий погрузился в смуту. При этом все монгольские правители формально признавали хагана Тогонтэмура главой империи и при возможности слали ему “дань”. Сам хаган к исходу описываемого периода тоже - впервые за полвека - должен был столкнуться с политическим кризисом....

В начале 1368 г. китайский повстанческий император Чжу Юаньчжан выгнал монголов из большей части Китая, занял Дайду и объявил об основании новой китайской династии Мин. Хаган Тогонтэмур бежал на север и закрепился у озера Далайнор, в Кайпине (совр. Внутренняя Монголия); за монголами в Китае оставались только Ляодун, где находился выбитый из Тайюани Кукутэмур (примирившийся теперь с хаганом и считавшийся лучшим военачальником империи), части провинций Шаньси и Шэньси, целиком Ганьсу, Сычуань и Юньнань. Верность Тогонтэмуру сохранила поначалу ненавидящая китайцев Корея, но в 1369 г. она восстановила независимость. Потерю Дайду в 1368 г. позднейшие монгольские историки считали моментом “утраты державы Чингсихана”. Для монголов события начала 1368 г. были настоящей катастрофой. Накануне ее “всемонгольский народ” улуса хагана, объединенный десятиричной иерархией, насчитывал более полусотни туменов, 40 из которых (то есть 400 тыс. воинов, не считая семейств и т.п.) располагались в Китае, к югу от китайской Стены. Назад в Монголию в 1368 г. с Тогонтэмуром ушло только 6 туменов; остальные оказались задержанными в разных местностях Китая и в следующие пятнадцать лет в основном были истреблены. Но и давно заброшенная Монголия едва могла прокормить отступившие в нее сотни тысяч человек...

В 1370 г. Тимур Хромец основал в Маверранахре новую Монгольскую империю, посадив на ее престол огэдэида Союргатмыша (1370-1388), которому наследовал его сын Султан-Махмуд (1388-1402). Сам Тимур был при них формально не более, чем эмиром (при Союргатмыше) и султаном (при Махмуде, с 1388 г.). Даже по смерти Султан-Махмуда Тимур управлял страной от его имени (кажется, единственный случай открытого посмертного правления в истории) вплоть до собственной смерти в 1405 г. Таким образом, Тимур намеревался воссоздать мировую империю монголов, но, во-первых, ее центром должен был стать Маверранахр, который Тимур упорно обустраивал за счет остальной Азии, а, во-вторых, править в ней должны были не Толуиды - удельные князья Монголии, а Огэдэиды, не связанные ни с одним из сохранившихся к тому времени улусов. За собой и своими потомками Тимур намеревался закрепить примерно ту же роль, какую в Хазарии в свое время играли каган-беки при каганах, а в Японии - сегуны при императорах.

Здание этой, так сказать, Новомонгольской империи Тимур и возводил всю свою жизнь (хотя при всем своем исключительном почтении к имперской традиции он не замечал, что его Империя, с центром в феодальном тюрко-таджикском урбанизованном Маверранахре, является злейшей пародией на кочевой старомонгольский политический идеал). При этом его политика предусматривала три основные направления. Первое сводилось к разгрому и включению в состав собственных владений Тимура (точнее, нового Коренного улуса империи, на этот раз огэдэидско-маверранахрского) немонгольских государств. Второе - к подчинению (но не уничтожению) монгольских улусов - органических частей Монгольской империи как таковой. Третье было связано с Китаем. По мысли Тимура, лучшим средством сохранять "имперские" связи Китая с монгольским миром было, до поры до времени, использование Минских претензий на "имперское" юаньское наследство, поскольку они подразумевали фикцию единой монгольской ойкумены (правда, теперь уже с Минской, а не монгольской династией во главе). Поэтому Тимур вплоть до смерти Чжу Юаньчжана в 1398 г. платил Китаю символическую дань (по нескольку лошадей и верблюдов каждый год), хотя самого Чжу при нем открыто именовали "царем-свиньей". Несомненно, Тимур с самого начала намеревался рано или поздно придать этой связи противоположный и менее символический характер.

Итак, в 1370 г. на власть в пределах Монгольской империи предъявили претензии две новые силы - Чжу Юаньчжан, желавший окончательно превратить ее в Китай с внешними владениями, и Тимур, намеренный возродить и переустроить ее как монгольскую. С точки зрения самой Империи, точнее, ее хаганов-Толуидов, оба они были не более, чем опасными мятежниками.

Осенью 1380, после поражения Мамая и Бюлека при Куликовом поле, Тохтамыш разбил их на Калке, захватил всю их территорию и стал верховным повелителем всего Улуса Джучи как ставленник Тимура. Иными словами, Заяицкая орда поглотила Волжскую (так что теперь Улус Джучи делился на две новые части высшего уровня - коренной удел единого хана Заяицкой и Волжской Орд и младший улус Шейбана), однако подчинялся весь улус Джучи теперь в конечном счете Тимуру и его марионеточному хану-Огэдэиду. В 1382, после сожжения Москвы, московский князь-правитель Великого княжества Владимирского, Дмитрий Донской, должен был вновь признать себя вассалом Тохтамыша; около того же времени, по совершенно непонятным причинам, это сделал Ягайло, великий князь Литовский!

Впоследствии, причем очень скоро, и Моголистанский хан, и Тохтамыш вышли из подданства Тимура, но, уж конечно, не для того, чтобы вновь признать власть ослабевших хаганов Каракорума; с отложением от Тимура они приобретали полную самостоятельность. Таким образом, начиная с подчинения Тимуром Моголистана и утверждением Тохтамыша в Орде история Джучидов и Чагатидов даже формально не принадлежала больше истории старой Монгольской империи, сократившейся до части прежнего Улуса хагана. Что же касается ее, то возобновление Тогустэмуром Усхал-хаганом войны с Минами (1378 г.) стало для нее роковым. Весной 1380 китайская армия пересекла степи и взяла Каракорум. Город был полностью разрушен и навсегда оставлен монголами. Отсюда китайцы двинулись и дальше, пройдя всю Монголию с юга на север, вплоть до северных склонов современного Яблонового хребта. Катастрофа 1380 фактически покончила с последними надеждами монголов вернуться в Китай (и, вероятно, привела к немедленному отложению сибирских племен). В 1381-1382 г. китайцы уничтожили последние отряды сторонников Юаней в давно отрезанной и изолированной провинции Юньнань. Война на севере продолжалась с переменным успехом, пока в 1387 китайцы не завоевали Ляодун. В 1388 г. сам Тогустэмур был разгромлен китайцами в битве при Буир-норе / Буюй-Эрхае (совр. Бэйэрчи во Внутренней Монголии), после чего немедленно убит своими же родичами. Он стал последним императором Юань, поскольку его сын и преемник, Энх-дзорихту-хаган (1388-1392) не осмелился претендовать на китайский императорский титул и не принимал особого тронного имени из страха перед Минами. Это событие формально уничтожало престиж великих ханов в глазах прочих монгольских владетелей и означало их отказ от старшинства над другими улусами даже независимо от отношений последних с “огэдэидской” монархией Тимура. Его и следует считать концом старой Монгольской империи как мировой державы. По-видимому, так и считали - вполне официально - сами монгольские правители и историки. К этому следует добавить, что новомонгольская держава Тимура - разрывает всякие связи с монгольской традицией со смертью Тимура в 1405 г.

В начале XV в. держава Тимура стояла на грани полного овладения всеми территориями, входившими в Монгольскую империю прежде (в конце 80-х - середине 90-х Тимур подверг новым разгромам отложившиеся было от него Улус Джучи и Моголистан). Официально царствовал над ней к этому моменту мертвый Огэдэид. В 1398 г. умер Чжу Юаньчжан; тогда Тимур перестал выплачивать Китаю даже символическую дань и, подвергнув в 1398-1402 полному разгрому немонгольских соседей (пришедший к этому времени в полный упадок Делийский султанат, Мамлюкскую державу и Османское государство), в 1404 г. начал стягивать войска для завоевания Минского Китая. После этого покорение раздробленной Монголии не представляло бы трудностей, и цель жизни Тимура была бы достигнута. Однако в 1405 г. Тимур умер, а его дети приняли титулы суверенных государей (но не ханов) и не воцаряли чингсидских марионеток, т.е. отказались от панмонгольской политической концепции отца и полностью разорвали с монгольской государственной традицией.

Наследниками Монгольской империи к 1475 г., являются 11-12 государств, продолжающих её традицию: Крым, Большая Орда, Казанское ханство, Астраханское ханство, Ногайская орда, Сибирское ханство, Узбекское ханство, Казахское ханство, Кыргызское ханство (на Иртыше), Моголистан, Ойратское ханство, ханство Толуидов (Халха-Монгольское; в федерации с предыдущим).

Конечная же судьба этих государств была такова:

Крым - аннексирован Россией в 1783 г.
Большая Орда - уничтожена Крымом в 1502 г.
Казанское ханство - аннексировано Россией в 1552 г.
Астраханское ханство - аннексировано Россией в 1556 г.
Ногайская орда - аннексирована Россией в 1630-х гг.
Сибирское ханство - аннексировано Россией в 1590-х гг.
Узбекское ханство - осколки (Хива и Бухара) аннексированы Россией в 1921 г.
Казахское ханство - осколки аннексированы Россией в 1824-1854 г.
Кыргызское ханство (на Иртыше) - аннексировано ойратами в 1480-х гг.
Моголистан (Могулия) - аннексирован Цинским Китаем в 1759 г., отдельные моголистанские ханства - вассалы Китая, прекратили свое существование в 1930-х годах.
Ойратское (Джунгарское) ханство - аннексировано Цинским Китаем в 1759 г.
Халха-Монголия - аннексирована Цинским Китаем в 1691 г.

Монгольская империя умерла так же, как и жила - не под ударами внешних врагов и даже не из-за борьбы покоренных народов, а исключительно из-за раздоров внутри самого “имперского народа”. В 1304 Монгольская империя восстановилась как “панмонгольская федерация” (Вернадский) и на протяжении примерно 30 лет поддерживала довольно прочный мир на огромных пространствах Евразии. В 1330-х рухнул в усобицах улус ильхана, в 1340-х - улус Чагатая, в 1360-х - улус Джучи; да и улус хагана погиб в первую очередь из-за усобиц высших монгольских военачальников и безвластия Тогонтэмура. Чем объяснить сами эти усобицы, и почему 45-летняя смута второй половины XIII в. не уничтожила Империю, а эти усобицы покончили с ней?

Ответ на второй вопрос представляется очевидным: смуты XIII в. сводились к войне между несколькими улусами, в каждом из которых сохранялась крепкая власть. Смуты середины XIV в. раздирали на множество частей сами улусы. Причину этой гибельной для Империи перемены установить также легко: она кроется прежде всего в чрезмерном размножении Алтан уруга - “золотого рода” Чингисидов. Все тюркские империи губила одна и та же причина: концепция принадлежности власти не человеку, а роду, что подразумевало систематический раздел государства и выделение уделов каждому члену рода; когда род достигал определенной многочисленности, государство становилось неуправляемым и распадалось. Та же судьба постигла и Монгольскую державу. К середине XIV в. количество чингизидских князей, не говоря о прочих нойонах, в каждом улусе должно было достичь устрашающих размеров, а “общественный пирог”, который они делили, оставался тем же. Отсюда неизбежны были и особенно ожесточенные смуты внутри каждого улуса. То, что мотором здесь было не мифическое “социально-экономическое” нарастание раздробленности, а именно размножение правящего рода, лучше всего показывает пример самой Монголии: в первой половине - cередине XV в. там не стихают феодальные войны, в конце XV - начале XVI вв., при Даян-хане, Монголия объединена, потом снова наступает распад. Неужто какие-то глубокие социально-экономические процессы в середине XV в. резко пошли вспять, а в середине XVI возобновились снова? Все гораздо проще: именно из-за феодальных войн во всей Монголии к 1470 г. единственным живым Чингисидом остался Даян-хан - и Монголия объединилась вокруг него; зато у него уже было много детей, и он выделил им уделы - и Монголия вновь распалась.

Монгольскую империю погубил не сам по себе отказ от военной экспансии, вызванный перерождением элиты - такой отказ состоялся еще в первые годы XIV в., и никак не мешал ей сохранять все свое могущество следующие тридцать лет. Монгольскую империю погубило чрезмерное, превышающее ее организационные, “вмещающие” возможности, размножение элиты, ставшее возможным благодаря самому этому отказу и установлению полного внутреннего мира: начальникам и князьям - чингизидам и нечингизидам - прекратившим и внешние, и внутренние войны за улусных ханов или всемонгольского хагана, оставалось только, после короткой передышки, воевать за самих себя против всех. А контролировать их высшие власти улусов были неспособны именно потому, что реальных, эффективных бюрократических иерархий так и не создали: в этом отношении заветы Чингиса оказались вполне состоявшимися. Итак, Монгольская империя рассыпалась потому, что сохранила созданные мировой революцией Чингиса военно-административные механизмы, но, с отказом от планов завоевания мира, перестала загружать их необходимой им работой, а новых механизмов не создала вообще. В результате механизмы старые стали, так сказать, работать вхолостую, пошли вразнос и привели к гибели всю опиравшуюся на них конструкцию."

Автор: Владимир Басманов

Authors

Related posts

*

Top