Дискриминация национально мыслящих белых болельщиков поставлена в РФ на поток

Сотрудник РФС по так называемой «борьбе с дискриминацией и расизмом» Алексей Смертин (на фото), дал интервью СМИ.

О том как «расизм» высасывают из пальца, тестируя на фанатах режим
тотального контроля за гражданами.

«– В 2015 году стала известна ваша фраза «в России нет расизма». Странное утверждение для офицера по борьбе с расизмом. Зачем бороться с тем, чего нет или вы не видите?– Проявления расизма существуют. Может быть, малыми группами, но есть. Мы говорили об этом в Бахрейне с Инфантино (президентом ФИФА). Даже небольшое количество людей слышно, и это вызывает последствия. Хотя большинство фанатов – порядочные люди.

– Сколько случаев проявления расизма зафиксировала в этом сезоне ваша система?
– Не могу назвать точное количество. Меньше десяти.

– Сюда входят уханья зенитовцев на 90-й минуте матча «Зенит» – «Спартак» (Фернандо),
«армейцев» на 61-й минуте матча ЦСКА – «МЮ» (Лукаку), спартаковцев на 79-й минуте матча ЦСКА – «Спартак» (Витиньо)?
– Да. Но что касается еврокубков, то УЕФА самостоятельно мониторит. На ЦСКА – «МЮ» не было зафиксировано случаев проявления расизма. Только на матче юношеских команд «Спартака» и «Ливерпуля», после которого и последовало наказание от УЕФА.

– У вас есть видео с недавнего матча ЦСКА – «МЮ», где чётко слышно уханье?
– На этот счёт УЕФА может инициировать расследование, но не мы.

– Самые жёсткие меры, которые вам приходилось принимать в РФПЛ?
– Суперкубок «Локо» – «Спартак» – серьёзные штрафы.

– Вам не кажется, что штрафы клубам – это всё равно что сказать фанатам: «Расизм – это хорошо, продолжайте»? Сектор не закрыли, персональной ответственности нет, а наказания клуба болельщиков не сильно заботят.
– Команды заинтересованы в работе с болельщиками. Многое зависит от клуба. Вот в «Динамо» на совещании утвердили программу с участием всех футболистов.

– Когда будет введена персональная ответственность?
– Нужно учитывать наше законодательство и систему идентификации. Сейчас есть несколько стадионов к ЧМ-2018 – там могут выявить конкретного человека. Или, например, «Краснодар», который вычислил фаната, зажегшего петарду. Желание клубов оказывать содействие также имеет ключевое значение.

– Вы имеете право запрашивать съёмку со стадиона. Клубы обязаны вам её предоставить со звуком, который синхронизирован с картинкой. Почему вы ни разу не запрашивали?
– Мы запрашивали, но нам не предоставили.

– Речь о каком клубе?
– Команда из РФПЛ. С моей стороны будет некорректно её называть.

– Какова технология штрафов и дисквалификаций? Вы фиксируете инциденты, но решение всегда за КДК?
– Да. Нас приглашают на заседания. Я как член исполкома могу предоставлять информацию, которую рассмотрит КДК. Хотелось бы в дальнейшем вносить примечания в рапорт с матча. Признаться, иной раз у нас с делегатом существуют расхождения.

– Тогда ваша фраза: «Россия – первая страна, которая внедрила систему мониторинга. У нас есть независимые наблюдатели. Это очень эффективно, потому что они находятся в гуще фанатских событий». Вам не кажется, что ваша организация не эффективная?
– Нет, не кажется. Так как за последние полгода мы провели достойную работу во внутреннем чемпионате, к примеру, если говорить о тех же увеличениях штрафов. Мы планируем и дальше внедрять и прививать новые практики.

– Увеличение штрафов – это серьёзное изменение?
– Это положительное изменение. Чтобы чеканить мяч, нужно его для начала поднимать вверх. Мы сдвинули носочек ноги в нужном направлении. Возьмите тот же паспорт болельщика. Даже я, законопослушный человек, входя на стадион, понимаю, какая на мне лежит ответственность».

Authors

*

Top