Экспертная уценка. Как судебная экспертиза в РФ превратилась в фарс

nj_g2UnnVw8

Общественная организация, занимающаяся профилактикой ВИЧ, «принимает участие в гибридной войне с целью смены политического режима в России»; фраза «Убей в себе раба» — «призыв к насилию над собой и смене существующего строя», — это выдержки из экспертных заключений, сделанных по заказу следствия.

Способов создать видимость объективности расследования того или иного уголовного дела сегодня предостаточно, но особое место занимают как раз такие вот экспертизы, которые как бы придают делу солидность, а обвинениям — обоснованность. Даже в том случае, когда они абсурдны, суд воспринимает эти экспертизы как истину в последней инстанции. При этом независимые экспертизы, предоставленные адвокатами, как правило, в расчет не берут, независимых экспертов допрашивать отказываются, а особо настойчивых самих пытаются привлечь к уголовной ответственности. Исключения бывают очень редко.
«Новая газета» собрала самые феерические экспертизы последних лет и обсудила с адвокатами и экспертами-профессионалами основные проблемы, связанные с этой сферой уголовного права.

«Культурное наследие ФСБ»

В топе абсурдности — экспертиза по делу о «поджоге двери ФСБ» на Лубянке, совершенном художником-акционистом Петром Павленским, приговор которому недавно огласил суд. Следствие квалифицировало его действия как «Уничтожение объектов культурного наследия», а ущерб оценило в 480 тысяч рублей. Как рассказала «Новой газете» адвокат художника Ольга Динзе, заключение культурологической судебной экспертизы по просьбе следствия подготовили сотрудники Федерального государственного унитарного предприятия «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские». Заключение гласит, что здание ФСБ России из «ансамбля административных зданий ОГПУ—НКВД—КГБ СССР является «объектом исторического и культурного наследия, поскольку в 1930-е годы в здании содержались под арестом выдающиеся деятели культуры». И вот какой-то Павленский покусился на это «культурное наследие», «намеренно» испортил дверь здания, «осознавая», «что она утратит первоначальный внешний вид». Эта экспертиза легла в основу обвинительного заключения, которое, шокировав публику, огласил в суде прокурор. (Кстати, на самом деле дверь из акции Павленского все-таки была новоделом.)

Эксперт-сталинист

В крайнем замешательстве оказались адвокаты директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной, благодаря доносу некоего районного депутата ставшей обвиняемой в «возбуждении национальной ненависти и вражды». У адвоката Ивана Павлова оказалась на руках экспертиза книг, изъятых в ходе обыска в библиотеке. Ее провел заведующий отделом психолингвистики Института языковедения РАН Евгений Тарасов, опыт работы которого по специальности (как им самим указано) аж… 57 лет — с 1953 года.

По мнению эксперта, авторы изъятых книг — «противники России», «неустанно проводящие мысль об опасности влияния русской культуры на украинскую», а их произведения «могут быть использованы для изменения массового сознания».

Особо не понравилась пожилому эксперту «отрицательная характеристика СССР», содержащаяся во многих изданиях. Как рассказал «Новой газете» Иван Павлов, во время допроса следователем эксперт прямо сказал, что современное правительство РФ является наследником советской власти. Разозлили эксперта и такие выражения: «Сталинско-большевистский империализм», «советская оккупация», «коммунистический геноцид в СССР».

Единственная из 24 исследованных книг, к которой у эксперта нет особых претензий, принадлежит перу Джорджа Сороса. Впрочем, Евгений Федорович оценил ее как «посредственный анализ политической ситуации в начале 90-х годов», отметив, что написана она «несколько недоброжелательно по отношению к России».

Зато в детском журнале «Барвiнок» экстремизм нашелся.

Про «гибридную войну»

В конце апреля известность получил профессор кафедры истории, социологии, политики и сервиса Саратовской государственной юридической академии Иван Коновалов. По просьбе прокуратуры Энгельса, пытавшейся признать «иностранным агентом» саратовскую организацию «Социум» (занималась профилактикой ВИЧ), господин Коновалов сделал экспертизу. Согласно ей, «Социум», проводя на иностранные гранты опросы населения и бесплатно раздавая шприцы и презервативы, «принимает участие в гибридной войне с целью смены политического режима в России», а также «разрушает наши традиции и наши национальные ценности». Пояснить «Новой газете», как он пришел к таким выводам, господин Коновалов отказался. Суд в итоге признал «Социум» «иноагентом», и представители НКО сказали мне, что вынуждены приостановить свою деятельность.

«Убей в себе раба» — призыв к насилию

Арапова рассказала про еще одну экспертизу. В 2011 году Бабушкинский суд Москвы, признавая виновным в участии в деятельности экстремистской организации тогдашнего руководителя московского отделения оппозиционной партии «Другая Россия» Николая Авдюшенкова (приговорили к году условно), положил в основу приговора лингвистическую экспертизу листовки «Убей в себе раба», изъятой на квартире молодого человека. Привлеченные следствием сотрудники Института культурологии РАН Виталий Батов и Наталья Крюкова в своей экспертизе назвали лозунг «Убей в себе раба» экстремистским, усмотрев в нем «призыв к насилию над самим собой», т.е. призыв к самоубийству. При этом эксперты не имели профильного образования: Батов — психолог, Крюкова — учитель математики.

Еще Батов объяснял, что лозунг «Убей в себе раба!» «подталкивает людей к мысли о том, что в России рабство» и призывает «на борьбу с рабством — то есть с государственным строем».

«Фраза «Убей в себе раба!» сама по себе бессмысленная, и главное в ней выделенное слово «Убей», — добавляла математик Крюкова. — Вся смысловая нагрузка плаката — в призыве к насилию (убийству)».

Источник: http://www.novayagazeta.ru/politics/73457.html

Authors

*

Top