Об украинских политзаключенных

25 мая украинская политзаключенная Надежда Савченко после 2-х летнего заключения в ожидании приговора российского суда вернулась на Украину*. Это стало возможным после формального ее помилования со стороны президента РФ. Фактически же ее обменяли на двух военнослужащих спецназа ГРУ капитана Ерофеева и сержанта Александрова, которые были взяты в плен в ходе боевой операции в окрестностях Луганска. Отвратительный фарс, наконец, был завершен, и украинская героиня смогла вернуться на Родину.

Надежда Савченко

Судебный процесс по делу Надежды Савченко по степени фальсификации материалов уголовного дела и демонстративного пренебрежения к правам обвиняемой стороны стал одной из наиболее позорных страниц правосудия нынешнего политического режима РФ, если не считать другого судебного преследования, финал которого последовал почти сразу после осуждения украинской летчицы.

Речь идет о деле двух украинских националистов – Николае Карпюке и Станиславе Клыхе, которые 26 мая были приговорены Верховным Судом Чечни к длительным срокам тюремного заключения по обвинению в участии в составе вооруженной группы в боевых действиях в Чеченской республике в 1995 году.

Все обвинение со стороны следственных органов РФ строилось на показаниях некоего А. Малофеева, участвовавшего в первой чеченской войне на стороне ичкерийцев, который в 2009 году по приговору Новосибирского областного суда был осужден к 23 годам лишения свободы в колонии строгого режима за тяжкие преступления. На момент дачи показаний в отношении украинских националистов Малофеев был серьезно болен – у него были диагностированы гепатит С, туберкулез легких и ВИЧ-инфекция. Неудивительно, что от такого заключенного даже при сравнительно минимальном давлении без труда можно получить любые признательные показания. Вся абсурдность свидетельских показаний Малофеева помимо многочисленных нестыковок и противоречий наглядно видна на примере его утверждения о том, что Арсений Яценюк назначенный, весной 2014 года на должность премьер-министра Украины, также был среди участников боев в Грозном, будучи тогда 20-ти летним студентом юридического факультета.

Если Клых был рядовым членом УНСО давно отошедший от участия в деятельности, то Карпюк являлся одной из ключевых фигур в украинском националистическом движении. После череды разделений, постигших УНА-УНСО, Карпюк на определенном этапе занимал пост председателя организации, но и после того, как на должность формального главы был избран Юрий Шухевич (родной сын легендарного командира УПА Романа Шухевича), он продолжал быть фактическим лидером УНА-УНСО. Уже сам факт принадлежности к указанной организации для спецслужб РФ является тяжким преступлением, поскольку официальный сайт СК РФ информирует общественность, что ни много, ни мало «следствием и судом установлено, что в начале 1990-х годов на территории Украины была создана военизированная политическая организация праворадикального толка «УНА-УНСО», придерживающаяся националистической идеологии, одними из целей и задач которой являлись оказание противодействия российским властям в любой форме и уничтожение граждан Российской Федерации русской национальности». www.sledcom.ru/news/item/1042427/

Именно Карпюк вместе с Дмитрием Ярошем и Андреем Стемпицким вошел в состав главного провода украинских националистов, которые были объединены во время событий на Майдане и приняли наименование «Правого Сектора».

Видя, что украинские ультраправые стали влиятельной силой, которая намерена самым активным образом участвовать в политической жизни государства, российские спецслужбы предложили руководству «Правого Сектора» приехать в Россию для участия в переговорах с высшим руководством РФ. В действительности была спланирована провокация, целью которой была нейтрализация главы «Правого Сектора». Предполагалось, что на переговоры отправиться сам Дмитрий Ярош, но украинская сторона приняла решение направить Н. Карпюка.

Николай Карпюк

17 марте 2014 года – накануне всеукраинского съезда УНА-УНСО, на котором было объявлено о создании политической партии «Правый Сектор» (формальным учредителем которой и выступила  УНА-УНСО) Карпюк выехал в Россию. Поначалу чекисты совершенно не были готовы к такому развитию событий – на Карпюка у них даже не был сфабрикован материал для предъявления обвинения, поэтому пришлось импровизировать на ходу. При пересечении украино-российской границы Карпюк был формально задержан за нарушения правил прохождения пограничной зоны и арестован на 15 суток. Он был доставлен в Брянское управление ФСБ. А уже на третий день Карпюка переправили на Северный Кавказ – в Ессентуки, где ему предъявили обвинение в участии в боевых действиях в Чеченской республике, в том числе убийстве российских десантников и мотострелков во время штурма Грозного в районе площади Минутка, железнодорожного вокзала и у дворца Дудаева в новогодние дни 1995 года. www.echo.msk.ru/blog/zoya_svetova/1639472-echo

Важное обстоятельство, которое говорит в пользу фальсификации обвинения – до момента задержания Карпюка – Малофеев в своих показаниях ни разу его не упоминал, перечисляя тех украинских националистов, которые якобы принимали участие в боевых действиях в Чечне.

Клых был задержан в августе 2014 года в г. Орел, куда он приехал в гости к своей знакомой. Для начала его также арестовали на 15 суток – за якобы имевшее место «неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции». А через неделю уже упомянутый Малофеев внезапно вспомнил, что видел и Клыха в Грозном в январе 1995 года в составе группы боевиков УНА-УНСО. Так С. Клых стал фигурантом того же дела по убийству российских солдат.

Станислав Клых

Однако ни С. Клых, ни Н. Карпюк не только не участвовали в боевых действиях на стороне дудаевцев, но и вообще не были на территории Чечни, кроме того имели подтвержденное алиби, поэтому они категорически отказались дать признательные показания. Пришлось применить особые меры воздействия. Их пытали с особой изощренностью. Карпюк вспоминал, как у него через различные части тела пропускали электрический ток, засовывали под ногти иглы, и, поместив крошечном отсеке размером метр на метр – днями не давали спать. Клых в своей жалобе в Европейский суд по правам человека указал, что помимо побоев и увечий во Владикавказе его по несколько суток держали на тюремном дворе, не давая ни воды, ни еды, в результате чего он был доведен до состояния дистрофии. www.politzeky.ru/politzeki/drugie-dela/211998.html

Николая Карпюка пытками сломить не удалось, и тогда чекисты прибегли к проверенному методу – к угрозе членам семьи – пообещав выкрасть его малолетнего сына и также подвергнуть его истязаниям. Вот уж поистине – методы сталинских палачей! Только после этого Карпюк согласился дать признательные показания.

В течение полутора лет о Н. Карпюке не было вообще никаких известий – он даже не числился в базе заключенных. И только в сентябре 2015 года, когда дело было передано в Верховный Суд Чечни – ему удалось встретиться с адвокатом. За это время он сменил несколько следственных изоляторов – во Владикавказе, Челябинске и, наконец, оказался в Грозном, где 19 мая 2016 года коллегия присяжных ЕДИНОГЛАСНО признала украинских националистов виновными в предъявленных им обвинениях (это является хорошей демонстрацией для тех украинских националистов, кто действительно воевал в составе формирований генерала Дудаева, что из себя представляет чеченская благодарность).

Но если дело украинских националистов является полностью сфабрикованным, то активное участие значительной части (если не подавляющего большинства) среди нынешней чеченской политической элиты и руководства силовых ведомств в боевых действиях в рядах дудаевских вооруженных формирований общеизвестно. Это относится, в том числе, и к президенту Чеченской республики Р. Кадырову, который, по его собственному признанию, убил первого русского в 16 лет. Почему же чеченские присяжные заседатели и судьи, осуждая невиновных украинских граждан, позабыли о своих соплеменниках

Сергей А. Хазанов-Пашковский

28 мая 2016 года, Санкт-Петербург


*Редакция НСН не согласна с таким написанием, но оставляет авторскую орфографию

Authors

*

Top