Британские националисты из правых партий и организаций воюют в христианских батальонах против боевиков Исламского Государства

“Иностранный легион против ИГИЛ: бывшие скинхеды и рассерженные белые мужчины пополняют ряды ассирийского-христианского ополчения сражающегося с Исламским Государством”

В небольшой деревне затерянной где-то среди буйно цветущих равнин северного Ирака, крепкий, 46-летний шотландец не находит себе покоя.
Джеймс в составе небольшой группы людей в камуфляже, вслушивается в прерываемый треском и помехами разговор, доносящийся из переносной радиостанции.
Они слушаю, как боевики из ИГИЛ передают сведения с фронта у Ассирийского города Алькуш.
Уже год как Курдская милиция, известная как “Пешмерга”, удерживает линию в 1000 километров, отделяющую ИГ от курдской автономии в Ираке.
Курды, кажется довольны таким положением, ведь им удается удерживать позиции, но утомительная жара и бездеятельность, которая приходит во время Рамадана, кажется начинает надоедать Джеймсу.

«Видите, ничего не происходит» – возмущается он.
«Так давайте уже начнем хоть что-нибудь, мать вашу!»

Джеймс, который отказывается говорить свое полное имя, опасаясь за безопасность своей семьи, один из западных добровольцев, сражающихся в составе “Двекх Навша”, небольшой группе защищающей ассирийских христиан, проживающих в провинции Ниневия, на севере Ирака.
Двекх Навша, созданная в ответ на завоевания Исламским Государством многих христианских городов в Ниневии, привлекает жителей запада, желающих сражаться с боевиками.
Не являясь частью Пешмерга, официальных вооруженных сил Регионального правительства Курдистана (РПК), христианская милиция сотрудничает, а иногда и сражается плечом к плечу с курдами, которые не так охотно принимают иностранных волонтеров.

«Вы не можете просто так вступить в Пешмерга, Двекх – единственный способ сюда попасть», говорит 25-летний Луис «Текс» Парк, бывший морпех и ветеран Афганистана, который присоединился к милиции пять месяцев назад.

Множество иностранцев сражаются на стороне курдских военных в восточной части автономии, где курды взяли под контроль город Киркук, в котором расположены нефтедобывающие предприятия. Однако Пешмерга в этом регионе находится под управлением Патриотического Союза Курдистана – оппозиционной партии, господствующей на востоке. Правящая Демократическая партия Курдистана не проявляет подобного энтузиазма, её позиция, в лучшем случае индифферентна, заявляет Парк.

«Пешмерга сражается за те же ценности и принципы, что и весь свободный мир, и каждый, кто хочет защищать эти ценности может рассматриваться как союзник» -заявляет представитель правительства, Сафин Дизайе.

Парк выбрал Ниневию, а не Киркук, потому что он считает, что вероятность увидеть сражение здесь больше. Бакуфа, деревня, в которой Двекх выступает как подкрепление, размещенным там курдским войскам, находится всего лишь в дюжине километров от Мосула – самого крупного города, занятого ИГ. РПК заверяло, что окажет содействие в освобождении Мосула, но, когда в мае ИГ нанесло поражение иракским силам безопасности под Рамади, операцию отложили в долгий ящик. Но близлежащий город Синджар всё ещё является спорной территорией, постоянные стычки курдов с ИГ, порождают у Парка отчаянное желание вступить в бой.
«Я постоянно нахожусь в ожидании, что они нападут на нас или мы нападем на них и отвоюем город» говорит он, обращаясь к удерживаемому ИГ городу Батнай в паре километров по направлению к Мосулу. Перед тем как отправиться в Ирак, Парк вернулся домой в Хьюстон всего на месяц.

«Мне не хватало сражений, с тех пор как я вернулся из Афганистана. Я видел много сражений и действительно по ним скучал. Я испытывал трудности, пытаясь свыкнуться с мыслью, что я теперь гражданский,» говорит он.

В предыдущем интервью, он отмечал, что страдает от посттравматического синдрома с тех пор, как он покинул Афганистан и морскую пехоту в декабре, состояния, убившего всякую надежду на участие в боевых действиях в составе армии США.

Таким образом, он пытается использовать свои навыки в Бакуфе. Он разработал программу тренировок для более шестидесяти бойцов Двекх и Пешмерга. Со своими иракскими соратниками, он прослушивает радиопереговоры ИГ и проводит час за часом высматривая вспышки от минометов, чтобы определить позиции врага и уничтожить их. Все его действия преследуют лишь одну цель: быть ближе к битвам. По его словам, первые два месяца в Ираке ушли на чисто политические дела, постоянные встречи с чиновниками и командирами Пешмерга, которых бывший морпех пытался убедить в ценности себя как боевой единицы.

Раздробленное командование Пешмерга, в конце концов поддалось убеждению, и Парк наконец получил свое первое боевое задание в Ираке. За месяц он дважды побывал в Синджаре, помогал нейтрализовать вражеских снайперов и давал наводки минометам. Для Парка командир курдских спецподразделений, возможно, единственная надежда попасть на линию фронта в Бакуфе. Как и Парк, Джеймс разочарован бюрократической волокитой отделяющей их от окопов. За последние недели ситуация несколько улучшилась и ему удалось принять участие в ночных боях.
Этого вряд ли будет достаточно для Джеймса, служившего в британской армии семь лет и принимавшего участие в боях в Северной Ирландии, перед тем как устроиться в частную охранную фирму.

Он потратил тысячи долларов на экипировку и дорогу в Ирак, так что он ищет способ окупить свои вложения. Он также хочет выдвинуться в ассирийский город Батнаю и «если политики в это вмешаются, мы просто пошлем их к хренам и сделаем это»
Его презрение к политикам не ограничивается РПК и их запретами на противостояние ИГ в Ираке. Политики, по его мнению, ничего не делают, дабы предупредить опасность, исходящую от ИГ в его родной стране.
«Влияние ИГ возрастает в Великобритании. К сожалению, в моей собственной стране, я не могу ничего изменить, я не могу даже сказать что-либо, в противном случае, меня просто отправят в тюрьму. Единственный вариант что-то изменить – отправиться сюда, где у меня есть оружие и я могу сражаться с врагом.»
Поклонник «Britain First» – ультраправой националистической партии, которая выступает против исламизации страны, Джеймс уверен, что исламский экстремизм распространяется из-за того, что британское белое население вырождается.

«Через несколько лет Британия станет мусульманской страной, абсолютно мусульманской» говорит он.

Такая позиция диктуется не только его убеждениями. На пятидесятом году жизни и разведенный, он увяз в колее повседневности и отчаянно искал смысл жизни.
«Это мой последний шанс сделать что-нибудь хорошее, потому что я старею»
Эти слова актуальны и для пятидесятилетнего жителя английского города Вашингтон Джима Атертона. Бывший скинхед и водитель грузовика, Атертон в течение двадцати лет развозил грузы по Европе.
«Честно говоря, я всегда был в поисках чего-то иного, нежели моя прежняя жизнь» говорит отец троих детей, в военных брюках и ботинках Доктор Мартинс. « У меня пестрая биография, да и в жизни я, в какой-то степени преуспел. Хочу сказать, что я уже оставил кое-что после себя.
Атертон не хотел давать подробности своей «пестрой биографии», отметим только, что из-за неё он не смог присоединиться к армии, не смотря на несколько попыток.

Любитель собак

Атертон, сын военного, родившийся в армейском бараке, был крайне удивлен отсутствием военной подготовки и дисциплины в Двекх Навша, когда присоединился к ним три месяца назад. Постоянная ротация, привела к тому, что половина группы была в отпуске и только десять человек находились в занятом милицией здании в Бакуфе, когда прибыли журналисты IBTimes UK.
Атертон говорит, что с момента приезда участвовал в четырех боях, а большую часть времени проводит читая или на Facebook. Гордый обладатель четырех такс, он много времени проводит в собаководческих сообществах.
Его собаки теперь с его бывшей женой и другом, но он не упускает возможности поддержать своих любимцев и посылает часть пожертвованных ему на борьбу с ИГ денег на благотворительность. Двекх Навша не платит добровольцам, поэтому им приходится рассчитывать на свои силы, даже когда дело касается покупки вооружения. В отличии от Атертона, чьих запасов хватит ещё на два года, сбережения Парка уже на исходе и Техасец серьезно обеспокоен финансированием.
Его посты в Facebook, по большей части, состоящие из фото, где он позирует со своими соратниками и оружием, зачастую содержат реквизиты платежных систем, и он надеется добыть средства для себя и своего отряда.
Двекх Навша и иностранцы, вступившие в группу, используют социальные сети для набора добровольцев, желающих сражаться с ИГ.
Парк говорит, что с ним связался один из членов милиции и убедил его присоединиться к Курдам в Сирии. Количество иностранцев в Двекх постоянно меняется, многие из них покинули Ирак, чтобы отдохнуть, некоторые больше не хотят возвращаться.

Медиа-стратегия

Средства массовой информации играют важную роль стратегии групп. Саргон Даниель, один из ассирийских бойцов, по совместительству переводчик, оставил службу на 40 дней, чтобы сопровождать журналистов прибывающих на базу.
В данном вопросе, маленькая христианская группа усвоила серьезный урок от их могущественного врага по другую сторону фронта. В сравнении с ИГ, чья пропаганда в медиа привела тысячи новобранцев в их ряды, попытки Двекх выглядят более чем скромно. Но, не смотря на все различия, иностранцы, ступающие на равнины Ниневии, объединены одной целью: по обе стороны, люди ищут цель в жизни. Они придерживаются взглядов неприемлемых для подавляющего большинства. Они ищут убежища от проблем, что преследуют их дома.

Перевод : Илья Фиораванти

Оригинал: http://vk.cc/3ZEXC4

.