Европе позволяющей этномигрантам насиловать своих детей во имя толерантности плевать на убийства Украинцев

“У меня тут вопрос по поводу Евросоюза, который сдает Украину. Я на прошлой неделе говорила о замечательном американском городе Фергюсоне, где вследствие большой политкорректности, в следствие современной социально политики США, случилось то, что случилось. Я в качестве иллюстрации, почему Европа так себя ведет хочу на этот раз поговорить еще об одной совершенно замечательной истории, которая сейчас происходит в английском городке под названием Ротерхэм.

Как выяснилось из недавнего доклада в городке Ротерхэм за последние 16 лет было изнасиловано 1400 детей, девочек в основном. Их насиловали – 11-летних девочек, 12-летний, 13-летних – насиловали многократно, очень жестоко, иногда групповым способом. Одну девочку облили бензином, угрожали сжечь, – по крайней мере одну – если она пожалуется. Почему в нормальном английском городке это происходило, и почему полиция, власти и социальные работники бездействовали? Ответ потрясающий: Они бездействовали потому, что насильники были мусульманами пакистанцами, все кроме одного. А насиловали белых девочек английского и ирландского происхождения. И власти города считали, что если они предадут это дело огласке – что происходит в городе – то их сочтут расистами и нацистами.

Как заметил депутат от Ротерхэма – его зовут Денис Макшейн: «Я не хотел, – дословно я цитирую, – мы не хотели раскачивать мультикультурную лодку. Как читатель Guardian и либеральный левак я не хотел поднимать этот вопрос» – это цитата дословная. Еще раз: все это происходило в очень приличном индустриальном городке, в котором живет 260 тысяч человек, причем 91% этого населения – это белые британцы. Пакистанцы, которые жили в городе, составляют сейчас около 3% населения. Когда это все началось, они составляли немногим более 1%. Нескольких пакистанце все-таки где-то в 2010 посадили. Но власти понимали, что это систематическая вещь. Причем еще раз подчеркиваю, что такому насилию подвергались не только девочки из каких-то неблагополучных семей, но есть ряд девочек, которые рассказывают ужаснейшие истории: «Вот мне было 11 лет. За мной год ухаживал пакистанский мальчик, которого уже я очень хорошо знала. Потом он изнасиловал меня в присутствии товарищей. Потом, меня стали вызывать из дома и регулярно насиловать, заставляли исполнять любые желания взрослых мужчин. Когда я отнесла свои вещи после того, что случилось в полицию – полиция их потеряла. А, когда я просила их от меня отстать, они говорили, что будут насиловать мою мать. Поскольку я понимала, что это были за люди, – это были серьезные преступники, – то мне уже некуда было податься».

Как это происходило? Это очень понятно, потому что представьте себе пакистанского мальчика в пубертатном периоде – у него сперма из глаз брызжет, ему, извиняюсь, кого-то хочется трахнуть, но пакистанскую девочку нельзя – за это убьют, а тут рядом ходит белая неверная «мочалка». Ну, он просто один раз случайно, потом видит, что люди не хотят раскачивать мультикультурную лодку, он смелеет. У него это уже приобретает характер спорта, характер время провождения, это уже не является преступлением, это уже является культурной чертой: «Мы крутые пакистанские мусульмане, мы этих белых шлюх насилуем, потому что мы этим самым делаем джихад». Примечательна реакция культурных властей, вот этих самых социальных работников. Все они получают очень большие пособия, кто-то из них уже уехал в Австралию консультировать, кто-то из них уехал консультировать, по-моему, в Малайзию по поводу того, как лучше всего организовать защиту детей.

И вот Соня Шерп, один из этих работников – она сказала, что вины ее в этом нет, потому что, – цитирую: «Это дело семьи – защищать своих детей». Я абсолютно согласно, что дело семьи – защищать своих детей. Вопрос: Зачем тогда социальные работники, зачем тогда госпожа Шерп, которая перед этим, – привет Мизулиной-Яровой, – отобрала трех приемных детей у восточноевропейских семей, потому что эти восточноевропейские семьи поддерживали националистическую партию Великобритании, которая против мультикультурности. Привет Яровой.

Почему я все это рассказываю? Ребята, если в рамках мультикультурности, если в рамках толерантности, если в рамках нежелания хоть как-то поступиться гуманизмом, терпимостью и отсутствием войны это происходит в городе Ротерхэм, то неужели вы думаете, что Европа, в которой такие вещи происходят, они будет сильно заботиться тем, что происходит между Россией и Украиной. Ведь забейте в «Гугл» – последняя фраза – слова «Ротерхэм» и «арест». Знаете, единственное, что вы найдете? Несмотря на скандал там до сих пор нет никаких арестов, потому что, ну как арестовывать этих бедных мусульманских детей? Ведь они не понимали, что совершают преступление. Это для них было времяпровождения. Знаете, что выходит на слова «Ротерхэм» и «арест»? «Истории об арестах отцов, которые пытались помешать изнасилованию своих детей». Приезжала полиция на место изнасилования, арестовывала отцов”.

Автор: Юлия Латынина”У меня тут вопрос по поводу Евросоюза, который сдает Украину. Я на прошлой неделе говорила о замечательном американском городе Фергюсоне, где вследствие большой политкорректности, в следствие современной социально политики США, случилось то, что случилось. Я в качестве иллюстрации, почему Европа так себя ведет хочу на этот раз поговорить еще об одной совершенно замечательной истории, которая сейчас происходит в английском городке под названием Ротерхэм.

Как выяснилось из недавнего доклада в городке Ротерхэм за последние 16 лет было изнасиловано 1400 детей, девочек в основном. Их насиловали – 11-летних девочек, 12-летний, 13-летних – насиловали многократно, очень жестоко, иногда групповым способом. Одну девочку облили бензином, угрожали сжечь, – по крайней мере одну – если она пожалуется. Почему в нормальном английском городке это происходило, и почему полиция, власти и социальные работники бездействовали? Ответ потрясающий: Они бездействовали потому, что насильники были мусульманами пакистанцами, все кроме одного. А насиловали белых девочек английского и ирландского происхождения. И власти города считали, что если они предадут это дело огласке – что происходит в городе – то их сочтут расистами и нацистами.

Как заметил депутат от Ротерхэма – его зовут Денис Макшейн: «Я не хотел, – дословно я цитирую, – мы не хотели раскачивать мультикультурную лодку. Как читатель Guardian и либеральный левак я не хотел поднимать этот вопрос» – это цитата дословная. Еще раз: все это происходило в очень приличном индустриальном городке, в котором живет 260 тысяч человек, причем 91% этого населения – это белые британцы. Пакистанцы, которые жили в городе, составляют сейчас около 3% населения. Когда это все началось, они составляли немногим более 1%. Нескольких пакистанце все-таки где-то в 2010 посадили. Но власти понимали, что это систематическая вещь. Причем еще раз подчеркиваю, что такому насилию подвергались не только девочки из каких-то неблагополучных семей, но есть ряд девочек, которые рассказывают ужаснейшие истории: «Вот мне было 11 лет. За мной год ухаживал пакистанский мальчик, которого уже я очень хорошо знала. Потом он изнасиловал меня в присутствии товарищей. Потом, меня стали вызывать из дома и регулярно насиловать, заставляли исполнять любые желания взрослых мужчин. Когда я отнесла свои вещи после того, что случилось в полицию – полиция их потеряла. А, когда я просила их от меня отстать, они говорили, что будут насиловать мою мать. Поскольку я понимала, что это были за люди, – это были серьезные преступники, – то мне уже некуда было податься».

Как это происходило? Это очень понятно, потому что представьте себе пакистанского мальчика в пубертатном периоде – у него сперма из глаз брызжет, ему, извиняюсь, кого-то хочется трахнуть, но пакистанскую девочку нельзя – за это убьют, а тут рядом ходит белая неверная «мочалка». Ну, он просто один раз случайно, потом видит, что люди не хотят раскачивать мультикультурную лодку, он смелеет. У него это уже приобретает характер спорта, характер время провождения, это уже не является преступлением, это уже является культурной чертой: «Мы крутые пакистанские мусульмане, мы этих белых шлюх насилуем, потому что мы этим самым делаем джихад». Примечательна реакция культурных властей, вот этих самых социальных работников. Все они получают очень большие пособия, кто-то из них уже уехал в Австралию консультировать, кто-то из них уехал консультировать, по-моему, в Малайзию по поводу того, как лучше всего организовать защиту детей.

И вот Соня Шерп, один из этих работников – она сказала, что вины ее в этом нет, потому что, – цитирую: «Это дело семьи – защищать своих детей». Я абсолютно согласно, что дело семьи – защищать своих детей. Вопрос: Зачем тогда социальные работники, зачем тогда госпожа Шерп, которая перед этим, – привет Мизулиной-Яровой, – отобрала трех приемных детей у восточноевропейских семей, потому что эти восточноевропейские семьи поддерживали националистическую партию Великобритании, которая против мультикультурности. Привет Яровой.

Почему я все это рассказываю? Ребята, если в рамках мультикультурности, если в рамках толерантности, если в рамках нежелания хоть как-то поступиться гуманизмом, терпимостью и отсутствием войны это происходит в городе Ротерхэм, то неужели вы думаете, что Европа, в которой такие вещи происходят, они будет сильно заботиться тем, что происходит между Россией и Украиной. Ведь забейте в «Гугл» – последняя фраза – слова «Ротерхэм» и «арест». Знаете, единственное, что вы найдете? Несмотря на скандал там до сих пор нет никаких арестов, потому что, ну как арестовывать этих бедных мусульманских детей? Ведь они не понимали, что совершают преступление. Это для них было времяпровождения. Знаете, что выходит на слова «Ротерхэм» и «арест»? «Истории об арестах отцов, которые пытались помешать изнасилованию своих детей». Приезжала полиция на место изнасилования, арестовывала отцов”.

Автор: Юлия Латынина

1 comments

Юля, а ты там была? Не надо вестись на очередные страшилки для быдла. Такое только в Раше возможно. А там люди платят налоги и вполне готовы спрашивать с любых властей. Там не рабы, это нужно Вам усвоить.

.