Как фейковые деньги спасли экономику

Влияние печати денег на экономическое развитие беспокоит человечество с тех пор, как страны начали пользоваться бумажными банкнотами. Одним это идет на пользу, потому что их валюты обращаются свободно и относятся к разряду резервных. Другие, пытаясь имитировать поведение “взрослых стран”, себе только вредят, провоцируя девальвацию и гиперинфляцию. Существует много идей и теорий, как все-таки заставить печатные деньги работать на пользу общин. Предлагаем перевод статьи об одной из таких идей – “местной валюте” – которая может помочь преодолеть кризис.  Англоязычный оригинал был опубликован в The Guardian под названием «A maverick currency scheme from the 1930s could save the Greek economy». Перевод: Петр Боднар, интерн инициативы «Ціна держави».

Кризис еврозоны требует радикальных решений.

Сравните условия, которые ставят перед греческим правительством, с теми, что предлагают частным банкам. Министры еврозоны требуют от греков фактически национального унижения, что делает из демократии на континенте посмешище. Однако, когда банки государств – членов еврозоны были в затруднительном положении, их правительства волшебным образом нашли нужные деньги, взамен практически ничего от них не требуя. Они лишь стыдливо попросили провести несколько символических реформ и смирились, когда их проигнорировали.

Выжимая сейчас последние соки из Южной Европы, немецкое правительство едва ли не гладит по головке собственные банки. Как сообщила газета The New York Times, несмотря на то, что коррумпированная немецкая банковская система также весьма нуждается в рефинансировании, здесь нет особого желания что-то менять, так как немецкая банковская система тесно переплетена с политикой и служит источником поддержки и финансирования для местных проектов.

Когда греки жалуются, что из их страны сделали колонию, они правы, но колонизаторами являются не северные члены еврозоны. Ими являются частные банки. Правительства, которые, как кажется, намерены уничтожить суверенное государство за его наглость, являются в этом лишь посредниками.

Ничего из вышесказанного не отменяет коррупцию и финансовый беспорядок в делах предыдущей греческой администрации. Однако, в то время как банки заплатили значительно меньшую цену за серьезные просчеты, еврозона хочет буквально выжать каждую каплю крови из людей, невиноватых в махинациях своего правительства.

Греции – конец, по крайней мере так говорят почти все. Возможно это так. Но возможно, для нее остаются определенные возможности выйти из этой ситуации. Должен предупредить вас, что никто в здравом уме не будет полагаться исключительно на мои советы (или советы большинства финансовых консультантов). Я лишь хочу обратить внимание на то, что среди и руин могут пробиваться ростки надежды.

Один из радикальных подходов предложил несколько месяцев назад Мартин Вульф в газете Financial Times. Он предложил забрать у частных банков право создавать деньги из ничего. Известно, что выдавая кредиты, банки порождают от 95% до 97% денежной массы. Если бы государству удалось установить монополию на создание денег, оно могло бы увеличить величину денежной массы, не увеличивая размер долга. Эмиссионный доход (разница между стоимостью выпуска денег и их номиналом) отошел бы государству, добавляя миллиарды фунтов в национальную казну. Такой запрет свел бы роль банков к обслуживанию экономики, а не управления ею.

Совсем другой способ предложила Энн Петтифор в своей работе “Just Money”. По ее словам, правительство так и не поняло, что есть деньги. «Они – не товар», – говорит Энн. Деньги – это общественные отношения, основанные на доверии. Будучи радикальным критиком денег,  она воспринимает возможность частных банков создавать деньги как “огромное цивилизационное преимущество”, что освобождает народы от власти ростовщиков, которые монополизируют и ограничивают доходы.

Предложение денег, на самом деле, безгранично: нет никаких очевидных ограничений по размерам денежной массы, пока существуют достаточные производственные мощности, которые могут ее поглотить. Поэтому, когда правительство и центральный банк говорят нам, что деньги закончились, по словам Петтифор, они скорее обманывают нас или самих себя. Что на самом деле задерживает экономическую активность, так это искусственные и лишние ограничения в отношении средств обмена.

Огромные цивилизационные преимущества банковской системы были почти полностью разрушены процессом дерегуляции, что привело к образованию новой системы ростовщичества, спекуляций и эксплуатации. Частные банки получают дешевые займы и выдают дорогие кредиты, заставляя нас работать еще больше и наносить еще больший вред природе для того, чтобы обслуживать наши долги. Петтифор советует правительствам восстановить контроль над процентными ставками на каждом уровне кредитования.

Однако, пожалуй, наибольшие изменения могут произойти на местном уровне. Греция уже сейчас ввела несколько локальных валют, обращающихся в нескольких городах и городках. (Подобные системы есть и в Британии, например фунт Бристоля). Однако, как это ни странно, они не используют систему, которая практически помогла спасти Европу от фашизма, – валюту, разработанную экономистом Сильвио Гезел, которая называется «stamp scrip». Ее принцип разъясняется в  книге Бернарда Б. Лиетар «Будущее денег».

В первоначальном варианте «stamp scrip» был куском бумаги с определенным количеством нарисованных на нем квадратов. Эта валюта становилась недействительной, если ежемесячно на нее не ставить штамп в 1% от ее стоимости в одном из квадратов. Другими словами, валюта теряла свою стоимость со временем, поэтому не было стимула ее хранить. Деньги «stamp scrip» распространились в Германии и Австрии после коллапса национальных валют в начале 1930-х. Например, в 1932 году австрийский городок Вергль почти стал банкротом, неспособным финансировать общественные работы или поддерживать свое обедневшее население, пока мэр не услышал о предложении Гезеля.

"Свободные деньги" в австрийском городке Вергль
“Свободные деньги” в австрийском городке Вергль

Он использовал остатки средств города как гарантии аналогичной суммы в «stamp scrip» и заплатил ими за строительные работы. В результате тратили эти деньги так быстро, как только могли. Так же, как волшебный пудинг, эта маленькая сумма денег продолжала переходить из рук в руки, позволив городу отремонтировать улицы, перестроить канализационную систему, заложить новые дома, городов и лыжный трамплин. Через 13 месяцев эксперимента 5,500 «scrip» шиллингов обернулись 416 раз, создав в 12 или даже в 14 раз больше рабочих мест, чем обычная валюта. Безработица практически исчезла.

Правительства Германии и Австрии, обеспокоенные успехами подобных проектов, закрыли их, что повлекло за собой новую волну безработицы. Когда американский экономист Ирвин Фишер оценивал эти эксперименты, он пришел к выводу, что “правильное применение stamp scrip позволило бы преодолеть Великую Депрессию в США за 3 недели!”. Правительство Рузвельта, было обеспокоено тем, что такая валюта могла бы привести к мощному сокращению влияния федеральной власти, и поэтому быстро запретило любые усилия в этом направлении.

Могут ли эти идеи помочь Греции? Будут ли они нужными в других частях Европы? Этого я не знаю. Однако, если бы Греция покинула еврозону, это бы открыло возможности, от которых отвернулись другие нации.

Источник

.