Новый мэр Лондона одержал победу благодаря голосам мусульман

Автор: Юлия Латынина

Мусульманин пакистанец Садик Хан выиграл выборы мэра Лондона и таким образом у Лондона теперь первый мэр-мусульманин. Садик Хан получил миллион 310 тысяч голосов, и Зак Голдсмит, соответственно, тори проиграл 994 тысячи голосов.

Перед проигрышем Голдсмит от отчаяния пошел ва-банк, он опубликовал записи, где защитник прав человека (это главная была специализация Садик Хана) называет умеренных мусульман страдающими от синдрома дяди Тома – это презрительное прозвище коллаборантов с проклятыми неверными, которое используют радикальные мусульмане. Также были опубликованы встречи нынешнего мэра Лондона, на которых он вместе с Сулейманом Гани, радикальным имамом, поддерживающим ИГИЛ. И встреча 2009 года, на которой он тоже поддерживал группу радикальных экстремистов и даже, вот, собственно, разговаривал на фоне детей, размахивающих черным флагом джихада.После этого на Голдсмита обрушился поток дерьма не только со стороны либералов, но и со стороны своей собственной консервативной партии, потому что, вот, например, Эндрю Бофф, член Совета Лондона сказал, что эта стратегия была ошибкой, что она вызовет напряжение в отношениях с исламской комьюнити Лондона.

Ну, это классическая история. Вот, действительно, права человека, с одной стороны. Черный флаг джихада, с другой. А потом человек говорит: «Да я умеренный», и все сопли льют от умиления: «Он же умеренный, он даже признал геев». Вот, Садик Хан, действительно, признает геев. Ему вообще вынесли какие-то там радикалы фетву. Ну, радикалы всё время выносят фетву, в том числе и друг другу. Там, кажется, даже Бен Ладену кто-то из них выносил фетву. «Вот, как вы смеете его упрекать, что перед ним дети махали черным флагом джихада? Вы все фашисты».

Ну, в общем, я боюсь, что это значит, что Лондон может превратиться в большой Моленбек. Я уже говорила о судьбе этого пригорода Брюсселя, где левые мэр из-за электоральных предпочтений заключил союз с мечетями. В мечетях говорили: «Голосуйте за Филиппа Моро». А мэр Филипп Моро в свою очередь делал всё, чтобы увеличить то исламское население, которое за него голосовало.

Это не вопрос лично к Садик Хану. Он, может быть, очень хороший человек, в других исторических обстоятельствах он был бы замечательным политиком, Ататюрком, Ганди. Но, в общем-то, его электоральный базис – это левые, это интеллектуалы, это защита прав человека, это обездоленные, это мечети, это имамы, которые говорят в мечетях, за кого голосовать. Он будет вынужден соответствовать своему базису.

Напоминаю, что 40% британских мусульман живут в Лондоне, что они составляют около 13% населения Лондона. Собственно, их голоса решили исход выборов. Подчеркиваю, мне совершенно, действительно, плевать а) на национальность, б) на вероисповедание нового мэра.

Но, вот, в наше светское время люди могут получать разные профессии – они могут получить инженерные профессии, они могут заниматься бизнесом. Вот этот человек учился в Медресе и занимался защитой прав человека. Меня совершенно не напрягало бы, если бы Садик Хан был инженером или бизнесменом мусульманского вероисповедания, который занялся политикой. Но вот то, что этот человек учился в разных Медресе, защищал права человека, а потом стал мэром Лондона в партии Джереми Корбина, лучшего друга Хамаса и Хезболлы, это, конечно, напрягает.

Вот, за последние лет 20 Лондон очень сильно изменился. Районы, которые почти в центре, стали напоминать такой пакистанский городок. Это традиционная латиноамериканская история, когда обездоленные занимают в городе исторический центр и превращают его в хлев. В Лондоне, конечно, еще не так, как в Лиме или Джорджтауне, но, в общем, теперь, видимо, процесс пойдет быстрее. И я боюсь, что собственность Блаватников и многих других миллиардеров в Мэйфэре в потенциале сильно обесценилась.

Вот, напомню, что в день атаки на Шарли Эбдо во Франции был опубликован роман «Покорность» Мишеля Уэльбека, который рассказывал, что произойдет во Франции, когда в 2022 году на выборах умеренные исламисты, умеренные в скобках скооперируются с социалистами. И дальше, собственно, всё у Уэльбека в этом романе происходит… Цитирую ставшее уже знаменитым сравнение Собчак «как с лягушкой, которую потихоньку нагревают и которая потихоньку варится, и, в конце концов, сваривается вместо того, чтобы выпрыгнуть».

Вот, Уэльбек рассказывал, как это будет во Франции. Но, как мы видим, это всё наступает в Англии намного раньше. И напомню, что Садик Хан – это кандидат лейбористов, которые, благодаря новым методам голосования, теперь имеют лидером Джереми Корбина, человека, которого спецслужбы Британии называли «системным риском для безопасности». И что, собственно, вопреки ожиданиям не так много Лейбористская партия, благодаря лидеру Корбину, потеряла голосов. Например, в прекрасном городке Ротерем, где пакистанские банды без последствий изнасиловали 1,5 тысячи девочек, там по-прежнему лейбористы победили, и в результате в Ротереме аж 4 человека из насильников сейчас пострадали, что, впрочем, ровно на 4 человека больше, чем в городе Кёльне, где нет еще ни одного человека, приговоренного, собственно, за то, что там творилось в Новогоднюю ночь. Там парочка человек приговорена за кражу мобильников, но ни одного за попытки сексуального насилия над женщинами.

 

Добавить комментарий

*