О перспективах развития ситуации на Юго-Востоке Украины и роли военно-политического руководства сепаратистов

В последние дни широкое обсуждение получила тема различного и даже противоположного отношения к Протоколу о прекращении огня, который был подписан 5 сентября в Минске при участии представителей трехсторонней контактной группы – с участием представителей Украины, России, ОБСЕ. Под текстом этого Протокола также были поставлены подписи и представителей («премьер-министры» Плотницкий и Захарченко) самопровозглашенных ЛНР и ДНР, но всем было понятно, что в действительности договариваться могут только реальные стороны противостояния – Украина и РФ. По инициативе российской дипломатии, чтобы создать видимость, что вооруженное противостояние имеет исключительно внутри украинское происхождение, за стол переговоров также были приглашены лидеры сепаратистов, а чтобы обосновать участие России, также был привлечен международный представитель ОБСЕ.

Изначально было понятно, что фактически минские договоренности были направлены в первую очередь на то, чтобы прекратить масштабные боевые действия и наступательные операции, а также провести обмен пленными и убитыми с обеих сторон. То, что локальные перестрелки и столкновения будут по-прежнему неизбежны – сомнений ни у кого не вызывало.

После подписания указанного Протокола в стане сепаратистов многие негативно оценили минские договоренности, справедливо сделав вывод о том, что перспективы независимой «Новороссии» под большим вопросом. И действительно, в тексте Протокола все территории, которые в настоящее время контролируются сепаратистами, именуются как «отдельные районы Луганской и Донецкой областей Украины». Никаких самопровозглашенных республик и «Новороссии» не было и в поминеНекоторые полевые командиры и представители политического руководства «Новороссии» определенно высказались о том, что не пойдут на поводу у Кремля, в то время как другие нашли инициативу президента Путина о предоставлении особого статуса в рамках единой Украины вполне допустимой. И вот на днях один из ведущих аналитиков сепаратистов заявил, что «теперь в командирской среде Новороссии сформировано окончательно единое мнение на цель переговоров в Минске – только отделение от Украины. Какое давление ни будет оказываться на Захарченко и Плотницкого из Москвы, но они не смогут игнорировать мнение командиров. Что означает лишь то, что смысл переговоров практически утерян и сводится лишь к гуманитарным вопросам».В общем, по этому поводу было сделано немало различных обращений и заявлений. Как бы ситуация не развивалась в дальнейшем, а по большому счету возможны два основных варианта: 1. Кремль, возобновив активную фазу боевых действий под прикрытием ЛНР и ДНР, предпримет очередную попытку максимально расширить контролируемые территории, чтобы в будущем создать относительно жизнеспособную агломерацию, которая превратится в квази-государственное образование, подконтрольное РФ. 2. Под давлением усиливающихся международных санкций, руководство РФ согласится с тем, чтобы контролируемые сепаратистами районы Донбасса остались в составе украинского государства – с наделением их особым статусом, следствием которого будет то, что фактический контроль этих областей со стороны Киева будет номинальным. Аналогично тому, какая была ситуация в Чечне после подписания хасавюртовских соглашений в 1996 году.

Второй вариант развития событий видится для РФ более предпочтительным главным образом по следующим причинам.

Во-первых, в случае открытия военного противостояния нет никакой гарантии, что задействованные соединения ВС РФ и отряды «ополченцев» смогут существенно расширить подконтрольную территорию, не говоря уже о том, чтобы захватить соседние области восточной части Украины, которые изначально предполагалось включить в состав «Новороссии». Последние события показали, что украинские войска, при всем отсутствии должной профессиональной подготовки и недостатке вооружения, вполне способны не только были противостоять войскам РФ (причем элитным подразделениям ВДВ, ГРУ), но в ряде случае обращали их в бегство, нанося при этом ощутимый урон.

Во-вторых, военная агрессия РФ против Украины может привести к новым – куда более серьезным экономическим и политическим санкциям, и полной политической изоляции (за исключением Китая и стран третьего мира).

И, в-третьих, если районы, находящиеся под контролем сепаратистов получат фактическую независимость от Украины, пополнив ряды непризнанных государственных образований, то их восстановление после военной разрухи и дальнейшее экономическое содержание полностью ляжет на плечи России. Это потребует миллиарды долларов.

Однако решать вопрос в пользу того или иного выбора будут отнюдь не лидеры самопровозглашенных республик. И вот по каким основополагающим причинам.

После фактического установления российской власти над Крымом, было решено продвигаться далее. Однако, за прошедшие полгода Кремль оказался не способным развить успех и добиться очевидных положительных результатов, напротив, оказался в стратегическом проигрыше. Анализ ситуации говорит в пользу того, что изначально программа минимум заключалась в том, чтобы пробить сухопутный коридор между Ростовской областью и Крымским полуостровом. Эта необходимость была продиктована в первую очередь экономическими соображениями. Не имея наземной границы с Крымом, Россия не в состоянии обеспечить полуостров электроэнергией и пресной водой в необходимых объемах при соразмерных финансовых затратах. Это привело к тому, что экономика Крыма легла на власти РФ ощутимым бременем, и для поддержания ситуации были брошены значительные ресурсы из российского бюджета, а также практически все накопления пенсионного фонда. По свидетельству министра финансов РФ Силуанова, на развитие Крыма и Севастополя было направлено 243 миллиарда пенсионных накоплений.

Программа максимум, скорее всего, заключалась в том, чтобы обеспечить аналогичный коридор между Крымским полуостровом и Приднестровской Молдавской Республикой. В каком виде эти коридоры должны были оформиться – в качестве буферных квази-независимых государственных образований или же эти области формально должны были войти в состав РФ – вопрос технического характера, который, видимо, получил бы разрешение в том или ином возможном варианте – в зависимости от развития событий и внешних факторов, в первую очередь, реакции международного сообщества в лице США и ведущих государств Европы.

На сегодняшний день ни одна из указанных задач не выполнена. Сепаратистам только в результате открытого вмешательства вооруженных сил РФ удалось удержать свои рубежи (ряд крупных городов Донецкой и Луганской областей и прилегающие к ним районы) и выйти к предместьям Мариуполя, однако ни о каком сухопутном коридоре с Крымом нет и речи. О продвижении западнее Крыма – в направлении Херсонской области и далее в сторону Одессы – также нет пока оснований для серьезного обсуждения.

При этом, по самым скромным прикидкам, в результате всей этой авантюры, устроенной на Востоке Украины, Россия, не достигнув поставленных задач, понесла весьма существенные материальные затраты.

Во-первых, определенные средства пошли на поддержку сепаратистов вооружением, военной техникой, продовольствием и медикаментами. А с конца августа необходимо было выделить финансирование и на поддержку регулярных частей ВС РФ, вторгшихся на территорию Украины. Даже приблизительно не имея возможности подсчитать связанные с этим расходы, можно с уверенностью сказать, что на это пошли десятки миллионов долларов. Эта цифра вряд ли уменьшится даже с учетом того, что как свидетельствуют разные источники, в значительной степени деятельность сепаратистов финансирует Янукович и лица, входящие в его окружение.

Во-вторых, власти РФ вынуждены заниматься обустройством и снабжением беженцев, которые хлынули в Россию с Донбасса. Число беженцев точно подсчитать невозможно, тем более, что процесс не стоит на месте – постоянно прибывают новые люди, в то же время некоторые возвращаются на Украину, но общая число приближается к круглой цифре в миллион человек. В докладе Европейского бюро ООН по делам беженцев, который был обнародован в начале августа, называлась цифра в 730 тысяч человек, при этом специалисты ООН уверены, что реальные цифры намного больше и превышают 1 миллион человек. По данным ФМС и МИД РФ, с начала года в Россию прибыло от 800 тысяч до 1 миллиона граждан Украины. Даже с учетом того, что государство выделяет на содержание беженцев совершенно ничтожные суммы, в совокупности счет опять идет на десятки миллионов долларов.

И, в третьих, наиболее серьезные финансовые потери Кремль несет в результате международных санкций, которые теперь уже стали вполне ощутимыми. Здесь уже речь идет о сотнях миллионах долларов, и в случае введения дополнительного пакта санкций, убытки могут значительно возрасти.

Но помимо финансовых убытков, Кремль несет и явные потери иного характера. На международной арене Россия превращается в государство-изгоя, чей авторитет и репутация стремительно падают. Участие в боевых действиях на Востоке Украины регулярных воинских частей РФ неизбежно привели к потерям среди личного состава. По оценкам украинской стороны (в частности по данным информационного центра СНБО) количество убитых российских военнослужащих составляет около 2000 человек, и более 8000 – раненых. Официальные российские источники никакой информации на сей счет не предоставляют, поскольку они отрицают факт участия российских войск на территории Украины в принципе. Но гробы в Россию идут, военные госпитали по всей России давно переполнены тяжелоранеными солдатами, и как бы не пытались скрыть эту информацию представители министерства обороны, она находит все большую огласку.

В свете изложенного достаточно ясно вырисовывается следующая картина. Кремль слишком много вложил и практически ничего не получил на сегодняшний день от полугодового противостояния на Донбассе. По всей видимости, будут предприняты те или иные попытки переломить ситуацию и получить хотя бы какие-то положительные результаты. Ставки весьма высоки. И в этой связи довольно наивно предполагать, что спецслужбы РФ позволят полевым командирам и политическим лидерам ЛНР и ДНР проводить мало-мальски самостоятельную политику, идущую вразрез интересам Кремля.

А тот, кто вопреки указаниям Кремля будет пытаться действовать по своему усмотрению, незамедлительно будет устранен со сцены.

Сергей А. Хазанов-Пашковский
19 сентября 2014 года, Санкт-Петербург

.