О том как 282 статья пришла в Крым

Столкнулся с антиэкстремистами русский поэт и педагог Александр Бывшев с орловского поселка Кромы с населением в семь тысяч человек. Наступило 1 марта 2014. Янукович удрал надолго в гости к Путину, а российская армия, превратившись в стихийно возникшую «самооборону», взяла под контроль Автономную республику Крым. Тогда 42-летний школьный учитель немецкого языка написал стих «Украинским патриотам», чередуя русский и украинский языки. Присутствовали словесные обороты про путинских чекистов, московскую банду и Романа Шухевича. Украинские вкрапления объяснялись тем, что поэт – украинец по матери, и: «Из уважения к украинской аудитории, и чтобы показать родство – языковое и культурное». В 2012 году Александр стал победителем конкурса стихов для детей «Одесская жизнь», а описываемый стих был частью цикла, который он создал в честь Майдана.

Спустя четыре недели газета, с немудреным названием «Заря», разразилась текстом, где журналисты, получающие зарплаты напрямую из районного бюджета, назвали Бывшего пятой колонной. Лексика С. Котова и А. Глотина достойна цитирования: «В неспокойное время, когда внешние враги оскалили свои зубы и затаились в смертоносном прыжке, находятся люди, которые подрывают Россию изнутри».

Прокурор Максим Гришин, в свою очередь, получив анонимный донос, возбудил дело по статье 282, часть 2 УК РФ – «возбуждение ненависти либо вражды». Эксперт Людмила Власова, преподаватель Орловского госуниверситета, выдала заключение о «враждебности стиха «Украинским патриотам» в отношении россиян».

В дом к Бывшеву 14 мая нагрянули опера ЦПЭ, в охвостье которых плелись понятые из числа сотрудников школы, в которой он преподает. «Эшники» перевернули все в квартире, не смущаясь присутствия 84-летнего глухого отца поэта и его 80-летней матери, перенесшей инсульт.

«Заявили: это ваши проблемы, пусть не пишет разные глупости! Только Богу ведомо, насколько эта история сократила их и так небольшой остаток лет. Мама теперь вздрагивает при каждом звонке в дверь. Про отца и говорить нечего – только бегаю по аптекам за лекарствами», – вспоминает Бывшев.

Также доблестные оперативники выгребли всю оргтехнику, компьютеры и допросили соседей поэта, выспрашивая, не ходят ли к нему «подозрительные лица». Наверное, делегаты от Яроша? На более чем «Правый сектор» у российских силовиков фантазии не хватает.

19 июня следственная группа, без устали трудясь над делом поэта, нашла ВКонтакте еще один его стих – «Украинским повстанцам» про Украинскую повстанческую армию. Как оказалось, в России выпускать в свет произведение от имени героев освободительной борьбы с большевистскими головорезами – разжигание межнациональной розни. Так или иначе, в деле Бывшева уже два эпизода, а тома дела пухнут от экспертиз и графомании прокуроров.

«Пока Бывшев ждет суда, от него начали шарахаться верноподданные россияне, забывают поздороваться, перебегают на другую сторону улицы, а священнослужители науськивают паству против «врага». Это Россия»
«Я никогда не думал, что поддержка Украины будет восприниматься как преступление. Экстремизм – это когда советник Путина Сергей Глазьев говорит, – давайте бомбить Киев. Так власть боится свободного волеизъявления украинского народа», – вздыхает Александр.

По мнению Бывшева, он стал жертвой охоты на «пятую колонну»: «С 2000-го года я пишу острополитические материалы, а украинская тематика стала поводом, чтобы заткнуть рот неугодному. Как говорится, по совокупности заслуг. Что дело возбудят – чувствовалось, угрозы по соцсетям пошли. Сигнал из Москвы был услышан на местах».

Пока Бывшев ждет суда, от него начали шарахаться верноподданные россияне, забывают поздороваться, перебегают на другую сторону улицы, а священнослужители науськивают паству против «врага». Это Россия.

Удивляет: репрессии поэта, известного, успевшего с 1991 года опубликоваться в десятках изданий России и зарубежья, оставили писателей равнодушными – светил, что нацепив на себя одеяния совести нации, десятилетиями скорбели о бедственном положении народа и державы, получая награды от Кремля.

«Писательская среда склочная – солидарности там мне искать не приходится. Они поддерживают курс Путина, а кто требует ввести войска на восток Украины – воспринимается как патриот. Так что иллюзий я не питаю – в защиту не выступят. Если только единицы», – говорит Бывшев.

В российской прессе Бывшего нарекли «поселковым Правым сектором». Поэту светит до 4 лет лишения свободы или астрономический штраф до 400 тысяч рублей. Оправдательные приговоры в России случаются – один на триста. «Дело шито белыми нитками, но закрывать его не собираются. Мне остается надеяться на здравый смысл», – констатирует он.

Добавить комментарий

*