Обезьяны

Я раньше не могла понять, почему сатану называют “обезьяной Бога”. Оказывается, потому что он, сатана, нового ничего придумать не может, может лишь что-то уродливо скопировать (подделка) или сделать наоборот. Его слуг отличает то же самое. Они фактически лишены творческого начала. Творчество всё же Божие качество, как и любовь…

Если вспомнить коммунистов, то на память приходит масса плагиата – от песен, стянутых у белых и перепетых, до какого-нибудь “фиата” переделанного в жигули. Я не говорю, что творческих личностей в совке совсем не было, но тенденции очевидны.

Бесовские “таланты” заметны и у диванных войск “Новороссии”: зачем что-то новое придумывать, если можно стянуть у врага таких персонажей, как “ватник” или “петух” и применить их к своим плоским фантазиям? А сколько было “ответов” на стих “Никогда мы не будем братьями” – в том же стиле?

Но особенно возмутительно, конечно, когда необольшевики и вчерашние враги русского национализма вдруг хватаются за “русскую идею”, “белое дело” или “православие” и начинают говорить, что это они – настоящие русские патриоты, а мы – внезапно враги нации. Мы, которые много лет до сегодняшней пропагандистской моды на русский национализм говорили те же самые вещи (только применительно к РФ, а не Украине) и были гонимы за это по 282…

Творчество связано с логикой, а с этим у плагиатчиков тоже проблемы. Поэтому их не смущают даже самые вопиющие противоречия. Они не в состоянии просчитать последствия. Они не помнят того, что было вчера.

Это можно объяснить не эволюцией, а инволюцией: был Homo sapiens, он превратился в Homo soveticus, а теперь – Homo putinicus. Хотя видовое название последних пока дискуссионно.

Татьяна Кунгурова

.