Метр на человека: камеры «Матросской тишины» переполнились до потолка

Sr5y9K9T35Y

СИЗО «Матросская тишина» снова может оказаться в центре скандала. Перелимит заключенных здесь достиг рекордного уровня — 87%. В некоторых камерах люди спят даже не в две, а в три смены. И если ничего не исправить — это грозит бунтами.

Чрезвычайная ситуация подтолкнула начальника СИЗО к революционным мерам: он пишет обращения в суды, и благодаря им уже удалось освободить около 100 арестантов. О том, как руководство «Матроски» бьется за права заключенных и почему вообще их стало так много – в нашем расследовании.

Вместе с членом Совета по правам человека при президенте РФ Андреем Бабушкиным мы обходим общий корпус «Матросской тишины». Камера 320. По нашим данным, одна из тех, что бунтовала из-за перенаселенности. На маленьком пространстве 12 человек, нет даже двух-трех свободных для передвижения метров. И это при том , что камеру перед нашим приходом расселили!

– Сейчас у нас уже все хорошо, претензий не имеет, – говорят заключенные. На вопрос «сколько тут было человек еще неделю назад?» – молчат и косятся на сотрудников. Они явно возмущались ситуацией и об этом свидетельствует факты: у них отобрали холодильник и телевизор (обычная мера воздействия на слишком умных и шумных).

Камера 122. 28 заключенных и 16 кроватей.

– А зачем нам спать? Мы не хотим спать, – отшучиваются заключенные, видя наше недоумение.

Камера 144. Начинаю пересчитывать по головам. 29 заключенных. А кроватей снова 16.

-Как спите?

– По-разному…

Мы обходим камеру за камерой, и везде одна и та же картина. В некоторых арестанты посмелее открыто говорят, что спят в две-три смены. Но дело не только в кроватях. Дышать в этих камерах просто невозможно. Попробуйте согнать в маленькую комнату тридцать человек.

Мы в редакции даже провели эксперимент. Подобрали кабинет, который по размерам равен стандартной камере в общем корпусе «Матроски» (примерно 35 кв. метров), собрали нужное количество людей — 29. И все сразу ощутили острую нехватку воздуха. Но ведь в камерах еще сушится белье, там множество вещей заключенных, то есть свободного для движения воздушных масс пространства нет. Это ли не пытки? Это ли не бесчеловечные условия содержания? И надо ли говорить, что заболеваемость даже простудой здесь дикая: стоит одному чихнуть, как слегла вся камера.

А самое удивительное — в ближайшее время в «Матросской тишине» ожидается… пополнение! СИЗО № 7 закрывается на грандиозную реконструкцию, и всех заключенных расселят по разным изоляторам. В этом случае употребление термина «сидельцы» по отношению к местным обитателям будет на редкость точным: заключенные смогут только сидеть (лежать и ходить в камере станет невозможно).

Надо сказать, что руководства СИЗО эту ситуацию не скрывает. И даже пытается как-то решить. А заодно объясняет, как так получилось, что по официальной статистике перелимит всего 20 %.

В СИЗО (вместе с больницей, расположенной на его территории) сейчас 1969 заключенных на 1639 мест, – говорит начальник «Матросской Тишины» Владимир Клочек. – И получаются те самые 20 с небольшим процентов, которые в принципе не так страшны. Но все не так просто. Мы ведь считаем камеры общего корпуса и больничные места вместе. А по факту больница, рассчитанная на 706 мест, сейчас заполнена всего на 30 % (241 пациент). И все остальные заключенные сконцентрированы в общем корпусе, который переполнен.

Вы еще не видели худшие в этом смысле камеры. Такие есть. И там перелимит достигает 87 %. Определить заключенных из простых камер в камеры больницы (даже если их переоборудовать) мы не можем. Нам Роспотребнадзор не разрешит. Тем более что вот, к примеру, почти полностью свободен туберкулезный корпус лечебницы. Если туда перевести здоровых заключенных, кто гарантирует, что они не заболеют туберкулезом? Есть же особенности вентиляции и так далее…

Мы с Бабушкиным все обходим и обходим очередные камеры. И выслушиваем заключенных, читаем постановления об их аресте, ясно понимая: многие вполне могли бы ждать приговора на воле, под домашним арестом или подпиской о невыезде. Вот только несколько историй для примера.

Заключенный И. сидит в «Матроске» за 200 рублей. Именно столько, по версии следствия, он отобрал у прохожего. При этом из постановления следует, что потерпевший не ранен, не избит, ничего такого. Но статья тяжелая (за грабеж могут и 7 лет дать), так что судья, не раздумывая, удовлетворяет ходатайство следователя об аресте.

Заключенный К. Программист, компьютерщик. Вызывали его люди по адресу установить программное обеспечение. Приехал, установил им то, что просили, а клиенты оказались оперативниками. Может, он, конечно, незаконное что-то установил, пусть суд разбирается. Но разве этот технарь в очочках не мог подождать решения Фемиды на воле?

Заключенный А., бывший замминистра культуры РФ. Наикультурнейший человек. Он даже выражается за решеткой высоким слогом, к чему приучил всю камеру. Обвиняется в мошенничестве. Но почему бы его не отпустить под домашний арест, как в свое время сделали с Васильевой?

Заключенный Хайбула Магомедов (разрешил публиковать его фамилию). При задержании полицейские прострелили ему позвоночник. Теперь он парализован. Лежит без движения, весь пролежнях. В «Матроске» говорят, что ему нужно специальное лечение, реабилитация, иначе никогда не встанет с постели. Всего этого у них нет, а на их запросы в гражданских больницах отвечают, что не могут его принять, поскольку не имеют спецблока для заключенных. Если бы он был дома (есть жилье в Москве, жена работает, двое детей), то к нему могли бы приходить медики и делать все необходимые процедуры. Или же нахождение в обычной палате больницы можно было бы считать домашним арестом (такая практика есть). Все это судье объяснили. Но она на днях снова вынесла решение — продлить срок содержания под стражей.

Эта история, кстати, напомнила другую, правда в СИЗО 7 (как раз оттуда переведут в «Матроску» заключенных и значит, наше герой попадет сюда). Геннадий Иванушкин обвиняется в том, что не отдал долг своему бывшему товарищу. Цена вопроса – 75 тысяч долларов, особо крупный размер. Казалось бы, это чисто экономическое дело — предмет гражданского, а не уголовного законодательства. Но он в СИЗО. При том, что страдает редкой болезнью — разновидностью апное, при которой большую часть времени во сне человек вообще не дышит. Потому спит только в специальной маске. Но СИЗО есть СИЗО, риск однажды не проснуться велик. Очередной Магнитский? Разве это нужно «Матроске»?

Начальник «Матросской тишины» дал указание своим инспекторам посмотреть, кого из заключенных слишком долго держат под стражей, кого не посещает следователь и т. д. Составили списки и отправили в суды Москвы. В итоге на свободе оказалось 100 человек. Это ли не победа? Но 100 арестантов проблему не решат.

«Гражданин начальник» с радостью бы выпустил всех «лишних», но не может по закону. Как не может и отказать в приме очередных «новобранцев». Хотя… если бы он рискнул, то мог бы создать прецедент и подать пример всем начальникам исправительных учреждений страны.

Ведь главный закон в России — Конституция. А она запрещает пытать людей. Европейский суд по правам человека только за последние пару лет вынес несколько решений в пользу российских заключенных, которые находились в переполненных камерах. Средний размер присужденный компенсации – 5 тысяч евро. А теперь из 1969 арестантов «Матроски» вычтем 200 больных (их права не нарушаются, поскольку больница, повторюсь, не заполнена), получится больше 1700. И если каждый попросит по 5 тысяч евро… 8, 5 миллионов евро! За эти деньги можно в «Матроске» сделать просто грандиозный ремонт и пристроить новый корпус.

Ситуация требует немедленного разрешения, – говорит председатель Общественной наблюдательной комиссии Москвы Антон Цветков. – Мы проведем выездное совещании на территории «Матросской тишины» с представителем прокуратуры и, возможно, судов.

Кстати, в ОНК уже несколько раз выдвигали инициативу законодательно запретить право начальников СИЗО и колоний не принимать новых арестантов в случае перелимита. Но пока депутаты Госдумы ее не поддержали…

Источник

.