В Германии до сих пор преследуют бывших национал-социалистов, работавших в III Рейхе

Несколько грустных историй немецких дедушек

В Германии предъявлено обвинение бывшему охраннику концлагеря Майданек. И почти одновременно вышли мемуары прокурора, который в течение 15 лет разыскивал пожилых национал-социалистов.

68-летний Курт Шримм (Kurt Schrimm) – бывший прокурор, он в течение 15 лет возглавлял в Германии Центр по расследованию деятельности национал-социалистов – специальное ведомство, следственный комитет, который разыскивал пожилых НС и готовил на них материалы для суда. О своей работе, лишь в малой степени известной широкой публике, он рассказал в книге воспоминаний “Вина, которая не искуплена. По следам последних нацистских преступников”. Разумеется, многие аспекты розыскной деятельности автор не раскрывает. Предпочитая заниматься бесконечным морализмом, рассуждая о том, как же «правильно и замечательно» бросать в тюрьмы 90-летних стариков, которые всего лишь делали свою работу, будут рядовыми сотрудниками разных охранных подразделений 70 лет назад.

Как рассказывает, например, Шримм, бывший комендант гетто в польском Пшемысле Йозеф Шваммбергер (Josef Schwammberger).

В течение шести дней Шваммбергер отвечал на вопросы прокурора. Сначала он охотно рассказывал о своей жизни, но потом, когда речь зашла о том, что он делал во время войны и оккупации Польши, словоохотливости его пришел конец. Комендант гетто говорил, что многого не помнит, категорически оспаривал все показания свидетелей.

Йозеф Шваммбергер скрылся после войны в Аргентине, но его, в конце концов, отыскали. По запросу властей ФРГ он был арестован в 1987 году, выслан в Германию и в 1992 году приговорен здесь к пожизненному заключению.

Своей вины он не признал, уверяя суд, что все свидетели врут. А почему похоже? Сговорились! Прокурор терпеливо разъяснял: вот у меня трое свидетелей из гетто, которые рассказали, как Шваммбергер застрелил раввина, потому что тот отказался работать в еврейский праздник. Один живет в Хайфе, в Израиле, другой в Канаде, третий в Австралии. После войны они не встречались друг с другом, как же тогда могли сговориться? “Значит, сговорились еще в гетто”,- не моргнув глазом, отвечал Шваммбергер.

Виновными, за редчайшими исключениями, НС-старички себя перед судом не признавали, подчеркивает бывший глава “Центра по расследованию национал-социалистических преступлений”. Почему? Стратегия защиты, или они действительно не чувствуют за собой никакой вины? Отвечая на этот вопрос в интервью журналу Der Spiegel, Курт Шримм сказал: “И то, и другое. Шваммбергер верил в “фюрера”. Национал-социализм был его религией, Гитлер – его богом.

Бывший прокурор вспоминает Альфонса Гёцфрида, “фольксдойче” (то есть этнического немца, живущего за пределами Германии). Когда вермахт оккупировал Украину, Гёцфрида взяли переводчиком, потому что он знал немецкий язык. В ноябре 1943 года его откомандировали в концлагерь Майданек, в расстрельную команду. И он повиновался, как привык повиноваться при Сталине, выполняя команды тех, “у кого звезды на погонах”, как выразился Курт Шримм. В Майданеке Гёцфрид, по версии обвинения собственноручно застрелил почти полтысячи евреев. “Приказы отдают офицеры, а солдаты их выполняют”, – говорил он на допросе. Он и после того, как его приговорили к пожизненному заключению, не понял, за что же его наказали.

В книге “Вина, которая не искуплена” идет речь о охраннике концлагеря Собибор Иване Демьянюке. Демьянюк, солдат Красной Армии, попал в плен, согласился сотрудничать с немцами. После войны попал в США, потом его осудили в Германии.

Приговор Демьянюку – важная веха в преследовании национал-социалистов прошлого в Германии. До “дела Демьянюка” нужно было обязательно доказать личное участие подсудимых в конкретных преступлениях. Что было непросто: свидетелей осталось мало, это тоже были люди преклонного возраста, после войны прошло несколько десятилетий… Кроме того, как рассказывает Шримм, ни Советский Союз, ни ГДР почти никогда не отвечали на официальные запросы западногерманских властей, а в Москве и Восточном Берлине хранились очень многие важные документы, которые необходимы были следствию.
Но обвинение Демьянюка прокуратура ФРГ построила на том, в других судебных решениях утверждалось, что Собибор, был лагерем смерти, и каждый охранник, а значит по логики обвинения каждый надзиратель так или косвенно принимал участие в уничтожении его узников.
Исходя из этого судебного прецедента, был осужден также “бухгалтер Освенцима” Оскар Грёнинг (Oskar Gröning, на фото) в 2015 году. Той же юридической нормой руководствуется сейчас и прокуратору Франкфурта-на-Майне, предъявившая обвинение бывшему охраннику концентрационного лагеря Майданек. Ему сейчас 96 лет. Он обвиняется в пособничестве массовому убийству еврейских заключенных.

Источник: dw.com

Добавить комментарий

*