В Калининграде демонтировали памятную доску немецкой поэтессе

Agnes_Miegel_1900Бронзовая доска была установлена в 1990-е годы на доме, где Агнеса Мигель жила до 1945 года

В Калининграде демонтирована мемориальная доска знаменитой немецкой поэтессе Агнесе Мигель (1879–1964), установленная в начале 1990-х годов на деньги Германского общества памяти.

Об этом на своей странице в “Фейсбуке” сообщил журналист Олег Кашин, который вспоминает, как он боролся против увековечивания памяти “старой фашистки”, но завершает свой пост такими словами: “Вот прошло много лет, и сейчас в рамках борьбы с фашизмом мемориальную доску убрали. История выполнила мою просьбу, но я как-то не рад…”

Бронзовая доска была установлена на доме, где поэтесса жила до февраля 1945 года, когда вместе с другими беженцами покинула город.

В своем творчестве Агнеса Мигель воспевала Восточную Пруссию.
В 1916 году она получила литературную премию имени Генриха Клейста, в 1924 году стала почетным доктором Кёнигсбергского университета.

В 1933 году Агнеса Мигель, вместе с 87 германскими литераторами, подписала так называемую “Клятву верности” пришедшему к власти в Германии Адольфу Гитлеру, а в 1939 году вступила в НСДАП, в том же году ей было присвоено звание почетного гражданина Кёнигсберга с правом пожизненного бесплатного проживания в городе.

Агнес МИГЕЛЬ: Прощание с Кенигсбергом
(Перевод с немецкого Е.В. Лукина)

Тебя, мой город, пригласила смерть
На огненную пляску среди тьмы.
Пылающий твой плащ влачили мы
И слышали, как с церкви кафедральной
Тебя печальной песней погребальной
Расплавленная отпевала медь.

И было тяжело смотреть,
Как мимо свай, обугленных чудовищ,
Струился Прегель к огненной купели,
Где жертвенным огнем склады горели –
Могильники утраченных сокровищ.
Мы видели, как из небытия
Явилась смерть без маски и без грима,
И вниз пустилась через клубы дыма
Ее зловеще черная ладья.

Таким ты был. Весь пепельным снежком
Запорошен, обломками завален,
Дотла сожжен, разрушен до развалин,
Казался ты угрюмым чужаком.
Ты ненависти пламенной внимал,
Ты траурной одежды не снимал –
Мечта врага, всесильного мечом!
Ты, с побледневшим предстоя лицом,
Лихую смерть достойно принимал.

Мы прочь от пепелища уходили,
Но, уходя, без устали твердили:
Пускай сюда мы больше не вернемся,
Но детям рассказать клянемся,
Где наша кровь и где наш отчий кров,
Что наш источник жизни не померк,
Что ты вовек бессмертен, Кенигсберг!

.